?

Log in

Будущее наступило

Этот пост вдохновлен взволновавшим меня открытием   Hamburg Elbphilharmonie
Ниже - один из десятков первоклассных роликов, посвященных этому событию, советую зайти на их канал в ютубе и посмотреть парочку - эталонное качество.
Я на фб сделала уже пару блестящих имхо постов на эту тему и из ложно понимаемой скромности не хочу здесь дублировать, но факт остается фактом: потрясающее ощущение новизны и перемен, которые все мы можем сегодня наблюдать.

В обсуждениях по этому поводу в фейсбуке прозвучала хорошая мысль: будущее наступило. Да, именно так. Бытие классической музыки в ХХI веке переезжает на новую квартиру и радикально меняет одежды. А что делать тем, кто эстетически подзадержался в XIX веке - скажу ниже, имейте терпение

Здесь не будет многобукав - некогда, только картинки. Судите сами. Одной из первых ласточек была Сиднейская опера - сооружение, обогнавшее свое время (1973), сделанное "на вырост" и сейчас вот только-только приходящееся впору. Сиднейская опера стала символом  Австралии. Здание Мариинки-2 по ряду объективных причин никогда, увы,  не станет в ряд подобных достижений, это очевидно.



Довольно сумасшедший проект начала нулевых - Пекинская опера, гиганская азиатская капля, растворяющаяся в воде




Внутри концертного зала Копенгагена, открытие которого состоялось в 2009 году. Четко видна давняя уже тенденция демократизации концертов классической музыки - нивелирован престиж партера, отовсюду одинаково отлично видно и слышно, зрители сидят "по ту сторону" сцены, видя то, что раньше было надежно скрыто,  каждый элемент зрительного зала центрован на сцену.






Новая филармония Парижа  (2015) - навырост, сильно навырост. Кстати, архитектор Жан Нувель, автор этого здания, также проектировал филармонию в Копенгагене (выше)

макет




в реальности (имхо ужас, отражающий ужас сегодняшнего Парижа)




Стремительно меняется облик афиш. Вообще - афиши это очень интересно, может, в другой раз об этом поподробнее.





Афиша концерта филармонии Сан-Франциско



Кстати, филармония  Сан-Франциско представляет очень классные визуальные решения.

Киномузыка в филармонии Сан-Франциско




Там же. Вот оно, " будущее наступило" - сцена-трансформер легко превращается в площадку для семи-стейдж, и выглядит все это так. Впечатляюще!



Да, невозможно не сказать об оркестрах. В лучших оркестрах уровень сегодня запредельный. Туда берут музыкантов, которые при других обстоятельствах могли бы иметь сольную карьеру. Вернее, предпочли сложной и нестабильной сольной карьере предсказуемую, дающую бОльшие возможности к благополучной сбалансированной  жизни,  оркестровую. Таким образом, нарушается баланс оркестр/солист, оркестр/дирижер.  Слишком часто уровень дарования и мастерства оркестранта не сильно отличается (а бывает и выше) от уровня тех, кто по идее должен быть недостижим.

И климат в таких оркестрах сейчас совсем другой. Меняется статус оркестранта. Посмотрите короткий фильм, иллюстрирующий этот факт.

Меняется и облик солиста. Так нынче выглядит знаменитый скрипач, занятый исполнением "Времен Года" Вивальди.





А так - крутейшая пианистка Юджа Ванг.  А вы что про нее подумали?




Я обещала сказать, что делать старым залам. В перспективе их дело труба имхо, вряд ли следующие поколения музыкантов и слушателей будут выбирать неудобные, устаревшие площадки с неидеальной акустикой, вентиляцией и партерамисо звуковыми провалами в середине, в которых чувствуешь себя примерно  как сельдь в бочке. Однажды словила легкую паническую атаку сидя в середине партера в БЗФ на крайнем у прохода месте. Вдруг представила себе в красках, как теряю сознание и падаю в проход, на красную дорожку, и на меня смотрит весь зал - начиная с оркестра на сцене и заканчивая свисающими архангелами с хоров. Стремно!

Старым площадкам остается брать качеством концертов. Иначе (предсказываю) все для них может окончиться быстрее, чем они думают. Потому что сходить в новый зал и остаться неудовлетворенным исполнением, но получить законное  удовольствие от пребывания в комфортном, красивом, мотивирующем и престижном пространстве это одно, а простоять три часа в гардеробе, не иметь возможности успеть выпить кофе в перерыве и зайти в туалет, потому что везде дикие очереди и толчея, и тд и тп,  и при этом еще не получить никакого впечатления от концерта - другое. Условия выживания старых venues сегодня гораздо более жесткие, нежели  еще недавно и нежели это может показаться на первый взгляд.



вопрос: зачем я одолела 756 страниц этого текста?
1. я болела, и делать ничего больше не могла
2. тема интересная - хроники жизни московского музыканта, сына крупнейшего советского дирижера А.В.Гаука
3. некий своеобразный писательский дар автора,

в котором ему не откажешь, как бы его определить? что-то вроде Папарацци от классической музыки. Ну такое на первый взгляд легкомысленное: Гилельс вышел из подъезда как обычно хмурый, Сараджева на балконе трещит с женой Гаука, про пение Шпиллер шушукались "Наташенька пищит", Женечка Чугаева вечно выпивает со студентами и тд

Просмотрела пару рецензий, все врут, никто держу пари не дочитал не то что до конца - до середины начала, - так вот, они пишут, что это не роман, а жизнеописание. Во-первых, почему жизнеописание это не роман? Во-вторых, это-таки роман, большой грязный желтый роман с единым сюжетом - внешней и внутренней жизнью автора, массой деталей и подробностей, сквозными персонажами и тд. Память у Хауга (я буду его так, по-немецки,  называть, чтобы не было путаницы с его отцом, Гауком)  просто восхитительная, как это бывает у людей, не имеющих детей. Либо дети - либо память, это мой жизненный опыт.

Фабула вкратце такова: до 30 лет жил в родительском доме Большого театра на Тверской. Окончил Мерзляковское училище, Консерваторию, позже преподавал в Мерзляковке ОКФ, пытася создать трио. Создал со скрипачкой Дубровской. Затем (1978) с женой, той же скрипачкой Дубровской эмигрировал и прожил до 1991 в Аугсбурге. Преподавал фортепиано в подобии средней школы и ремесленного училища (fachschule). Играл концерты в основном с Дубровской.  Развелся с Дубровской. После чего (1991) вернулся в Москву, дождавшись смерти матери и освобождения шикарной жилплощади, на которой и воцарился. Пытался играть камерную музыку, со средним успехом, потом с этим завязал, всё. Предположительно рантье.

Поймите меня правильно: сейчас я делаю ровно то, чего хотел от читателя автор, а именно, делюсь с вами впечалением и мыслями от прочитанного.

Итак. Вот интересно: насколько автор контролирует эффект, производимый тем, что он о себе рассказывает? Насколько пытается стать на позицию читателя? Видимо, этим и отличается профессионал от дилетанта. Дилетанту это  пофиг, ему главное выговориться, провести длительный публичный сеанс саморефлексии. Что ж, он этого хотел. Займем же места в первом ряду.

Хауг определяет себя как человека крайне невезучего, причем с самого детства. Все было плохо, все шло не так. Ни детство под крылом всесильного отца, проведенное  буквально при коммунизме, ни дальнейшая ровная без помех дорога (училище-Консерватория - преподавание в Мерзляковке) не ценятся ни в грош. Всё не то, всё не так. Виноваты все вокруг, во-первых родители: зачем вообще стали учить на рояле играть, ведь видели, что он с бОльшим удовольствием рисует?

Действительно, зачем?  И правда, какие ужасные родители.



Затем претензия к отцу, что не отдал в ЦМШ в первый класс, в итоге - недостатки школьного обучения на всю жизнь. Болезнь и смерть отца 15-летний Хауг воспринял равнодушно. Учителей не любил, они были "не те". "Те" были там, где нас нет. Мать стала врагом номер один. Засунула после Консерватории на работу в Мерзляковку. Страшная женщина.  Врагом номер два стала жена Дубровская. Вот ее портрет, та-да-да-дам, готовы?



По словам Хауга, у нее был ужасный характер, хотя в чем именно ужасный, не объясняется. Хауг утверждает, что она была rücksichtslos. Но разве это не то, что  думает 90 из 100 мужчин о бросивших их женах? На деле обстояло так: то ли родители у Дубровской, жившие за городом в смежных комнатах деревянного дома,   больше в музыке соображали, чем Гаук-старший, то ли еще стечение каких обстоятельств, да только была Дубровская, ученица Янкелевича и Чугаевой, победительницей конкурса Тибо-Лонг в Париже, и когда расчехляла свою скрипочку и играла "Цыганские напевы", "Дьявольские трели" и Сонату-балладу Изаи, вопросов к ней не было. Оказавшись на Западе, моментально была рекомендована Герингасом на место концертмейстера камерного оркестра класса А где-то в Баварии с возмоностью сольных выступлений и была принята преподавателем в хохшуле Аугсбурга. Плюс выступления в дуэтах и трио с мужем. В общем, крепкая такая хорошая карьера. Сейчас преподает в хохшуле в Нюрнберге, 2 года учила Юлию Фишер, кстати, одну из лучших молодых скрипачек. Играет сама и записывается.  Жил Хауг за ней как за каменной стеной, в симпатичном домике в пригороде Мюнхена, ездил на новеньком Мерседесе, отдыхал в Италии. До тех пор пока она не хлопнула в ладоши и не сказала: хлопцы, всё.

Вот тут начались неувязки. Политическая обстановка, сложности, экономические проблемы, то-се. Ну не пошло как-то. Накатывала депрессия.

как написал какой-то прагматичный советский музыковед, видимо, ценивший отдых и оздоровленительные процедуры в санаториях Союза композиторов, в статье про Шопена: "разрыв с Жорж Санд не только принес душевные страдания Шопену, но и лишил его возможности отдыхать в Ноане"

Про страдания ни слова, а вот финансовых претензий к Дубровской  - хоть отбавляй. Да только толку-то.

Ничего не сказала рыбка, только хвостиком махнула да уплыла в сине море.

Оставив мать одну примерно так лет на 15, Хауг вспомнил о ней в связи с мыслями о серьезной недвижимости, находящейся на балансе, в Москве и Снегирях. Это не мое смелое  предположение, это написано в книге черным по белому.

Вот тут - драматургически - поворот, тот момент, когда  капризный избалованный, при этом, возможно, не лишенный обаяния молодой человек становится монстром, навсегда пересекшим черту, отделяющую белое от черного, свет от тьмы, добро от зла.

Согласна, что до какого-то момента родители несут ответственность за свои отношения с ребенком (пусть уже взрослым). Но с какого-то момента - "ребенок", как бы он ни был обижен,  ДОЛЖЕН отдать свой долг.

чтобы не развивать эту тему и не  ударяться в банальность, скажу, что само название "хроника маменькиного сынка" очень показательно. Что в нем? Заигрывание, кокетство, намек на протекционизм, - да, конечно. Но здесь еще и big deal of self-indulgence, много само-индульгенции, лучшего перевода не знаю, то есть суть этого характера, - вечный поиск виноватых во всех несчастиях.

У меня другая ассоциация, я бы назвала рассказ Хауга о себе "Хроники перебежчика". Он так часто пересекал границу хорошо/плохо, что перестал это замечать. Рамсы попутал, как у нас говорят. Вернувшись в Москву, пытался манипулировать коллегами и филармоническим начальством, давая понять, что откроет им "выход на запад" - это в 90-е-то, когда есть было особо нечего. Конечно, все были заинтересованы! То есть это мы понимаем, что манипулировал, он же уверяет, что "со всей душой", "друзья", "я всегда, я никогда". Со всей душой обделывал свои делишки,  протаскивал второсортных западных музыкантов на московские филармонические сцены, "в России сейчас любое иностранное имя идет на ура". Он, встречавшийся у подъезда с вдовой Гилельса, он и правда  верил, что поступает правильно? судя по тому, что он об этом пишет, ему совершенно не стыдно.

О, я помню эти мрачные времена. Этих странных профессиональных инвалидов на сценах, к которым наши учителя, кивавшие в классе  на портреты Рубинштейна и Рахманинова, стояли в очереди в артистическую с влажными от умиления глазами, потому что мечтали с их, инвалидов, помощью,  выдурить себе гастроль какую. Трудно их за это осуждать, но и вспоминать неприятно.

Совершенно поражает факт написания (а также правдивый об этом рассказ)  Хаугом заказной "критической статьи" с целью свалить тогдашнюю филармоническую начальницу. То есть Хауг понимал, что дело грязное изначально (о, сколько я такого видела в филармонических коридорах, эти "утра в курятнике"), но рискнул, а вдруг получится? - и написал. А вышло - вы не поверите -  наоборот. Тех, кто хотел подсидеть ту начальницу, самих спихнули, а вот с Хаугом эта начальница дела иметь больше не хотела. Так и закончилась карьера Хауга в Московской филармонии. И почему я не удивлена?

В общем, начиная с возвращения в Москву, он становится способен на любую подлость, если она сулит ему хоть толику выгоды. А самое нтересное - сам же понимает, что совершает что-то не хорошее, но находит и причину это сделать, и оправдание себе. Психопатия, двойная петля Бейтсона?

«двойной связью» или «двойным зажимом» называют ситуацию, когда в отношении одного и того же предмета или явления происходит применение разных, противоречащих друг другу, систем оценивания,
Двойная связь – это ситуация без выигрыша, когда человек оказывается неправ априори, как бы он не поступил

И снова понимешь, насколько первичен врожденный человеческий комплекс данных, насколько он решает судьбу человека, препопределяет его поступки и поведение.

Tags:

вот здесь читаем

"Легендарный «Бал 1988» на Бронной (у Рихтера дома) воспет гостями как шедевр неукротимой фантазии, вдохновения и организаторских дарований Маэстро. В оргкомитет входили знаменитые на весь мир музыканты, друзья и родственники Рихтера. Звездное небо, танцы, цирк, гусары, одалиски, конферансье, живые картины, беспроигрышная лотерея… Эффектнее всех на «Балу Глори» был хозяин в образе Футуриста — не пожалел отхватить половину пиджака для «абстрактного» маскарадного костюма." - у богатых свои причуды

В разгар репетиции брал холодный душ — и снова за рояль. В половине второго ночи мог позвать Анатолия Ведерникова, Антона Гинзбурга, и те приходили. «Однажды я сам слышал, — рассказывал Олег Каган, — как фугу Шостаковича он повторил раз сорок подряд...

описание немецкого  психиатра начала ХХ века Эрнста Кречмера гипоманиакального типа:
"Недавно он праздновал день рождения своей тещи в своем доме следующим образом: в 2 часа утра, только что возвратившись на автомобиле, он появляется с поздравлением перед ее кроватью, держа в одной руке два мешочка лучшей муки, а в другой — портрет масляной краской. В 6 часов утра появляется в его квартире духовой оркестр из 10 человек, заказанный им в честь тещи. Они играют непрерывно от 6 до 10 часов утра: «Этот день господина», «Не забывай меня», «Благодарите все бога», «Смешанное попурри» — и заканчивают «более серьезным». После обеда, так как идет дождь и они ничего не могут заработать, им разрешается еще раз прийти. Они играют, Квик их щедро награждает. Он в великолепном настроении. Народ собирается внизу на площади и аплодирует. Квик появляется на балконе и обращается к народу с речью. Только он один еще на своем посту: его дамы лежат на постели с расстроенными нервами.
Вследствие этого празднества, далеко не подобающего для фирмы, он попадает под наше наблюдение. Жена и его компаньон огорчены и озабочены таким его поведением. Здесь у нас он мил, обходителен, вежлив, быстро со всеми знакомится и находит себе дело. Его комната быстро украшается маленькими диванными подушками, драпировками и безделушками. На его столе находятся: небольшая коллекция его фабрикатов, электрический аппарат, который то неожиданно освещает, то затемняет их, затем большой белый слон, внутри воспламеняющийся, поглощающий дым и взамен этого выделяющий приятные духи, наконец, платяная щетка, которая начинает издавать музыкальные звуки, как только чистят платье, и на стене клозетная бумага, снабженная внутри музыкальным аппаратом — при отрывании каждого листка раздается песнь: «Радуйтесь жизни, так как еще горит лампочка».

безумие заразно
рассказывает Борис Александрович Покровский:  Ростропович сказал мне: “Рихтер, когда играет одну из сонат Бетховена, видит некую женщину в белом платье, идущую по саду. И всегда в одном и том же месте”. Я передал этот разговор Рихтеру. — Чушь! — гневно ответил он мне. — Славка всегда фантазирует всякую ерунду! — И, подумав немного, добавил: — Она почти никогда не появляется в белом платье! Да и откуда там белое платье, если звучит си бемоль минор? (а-а-а!!!! Булгаков, Театральный роман!) Правда, когда она заходит за куст, на котором трепещут листики, и попадает в луч солнца… Помните, там несколько тактов, будто бы скерцо?.. Кстати, выйдя из-за куста, она обычно идет к озеру, которое, вы помните, в глубине сада. Так что она оказывается ко мне спиной… — И снова пауза. — Ха, эта выдумка с белым платьем, как будто там ля мажор!»  - занавес, санитары




Прочла книгу Григория Гордона об Эмиле Гилельсе.

Аплодирую автору стоя.

Во-первых, он высокий профессионал и прекрасно знает, о чем пишет. Во-вторых, Гордон любит, обожает Гилельса, а это единственный достойный мотив, чтобы писать о музыканте. И объяснение, почему это стоит читать.

Теперь перейдём к controversial part - к той части книги, где Гордон пишет о соперничестве с Рихтером и которая у многих вызывает недоумение, переходящее в неприятие. Последовательно и доказательно, с цитатами и фактами, Гордон воссоздаёт этапы построения мифа о Рихтере, невероятно возвышающего Рихтера за счёт принижения остальных, в первую очередь, Гилельса. Этот миф восходит к экстатическим, захлёбывающимся восторгам Нейгауза, восторгам, переходящим грань здравого смысла. Так, по Нейгаузу, гениальность Рихтера не знает границ. Он смог бы стать и гениальным художником (кто это знает?), и гениальным композитором (хотя ничего, кажется, не сочинил), и гениальным дирижёром (несмотря на то, что первый, не слишком удачный опыт дирижирования оказался единственным). Титан, исполин, "рука Рафаэля". А Гилельса авторы официальных изданий, обладающие острым нюхом на политический запрос, диктующий провозглашение Рихтера ПЕРВЫМ, (в книге убедительно раскрыты условия и объяснена причина) оттесняли на задний план. Любому пусть даже небольшому выступлению Рихтера посвящалась передовица и множество статей, исторической записи Гилельсом пяти Бетховенских концертов с Кливлендским оркестром - подвал из нескольких строчек. И таких примеров в книге десятки, если не сотни. Так создавалась репутация, имидж.

Ах, скажете вы, какая разница, сколько строчек. Все, кому надо, знали что Гилельс это Гилельс. Разве это так важно, сколько строчек?

Да, важно. Это важно. Это память, достоинство, это и есть "время все расставит по местам". И работа Гордона в этом смысле как расчистка авгиевых конюшен - да, не самая красивая и благородная миссия. Но кто-то должен был начать.

Вот к форме, в которую облёк Гордон своё высказывание, я бы предъявила претензии. Гордон не профессиональный литератор, он музыкант. И поэтому пишет, как привык разговаривать на кухне. Умно, профессионально, аргументированно, информированно, но все это "терки на кухне". Излишнее многословие там, где факты должны резать, как нож. Вялая, рыхлая компоновка материала. Избыток субъективности, я бы даже сказала, личной обиды, демонстрация которой, при таком выразительном фактическом материале, излишня. Но, опять же, для меня эти недостатки вторичны, я уважаю Гордона за то, что, не убоявшись нападок, он громко и чётко сказал то, что знали многие, но не решались (ах, ну зачем ворошить?:)) говорить.

И ещё немного, не удержусь от собственных аллюзий. Там, где Питер будет 30 лет стоять и смотреть с поджатыми губами ("А кто это?"), и только потом, убедившись 30 раз, кивнёт и скажет "Да, знаю", Москва начнёт сразу ревновать, яростно и деятельно интриговать, группироваться и перегруппировываться. Москва слезам не верит, но и не прощает "понаехавшим" их побед. Для меня, выросшей в обожании и почитании Гилельса, успевшей побывать на его последних в Питере концертах в мае 1984, стало шоком и неприятным открытием, что восхищение Гилельсом в 60-х в кулуарах Московской Консерватории не приветствовалось и ставило под вопрос наличие ума и хорошего вкуса того, кто его высказывал.

Москва вслед за Нейгаузом словно не могла простить, что Гилельс появился в ней в 16 лет законченным мастером, которого было нечему учить. Гилельс рвал московский шаблон - кто был никем, тот станет всем. Гилельс в 16 лет уже был всем. Его не сломали ни годы непонимания и насмешек в классе Нейгауза, ни военные испытания, ни личные и общественные бури. Тем не менее долго за ним тянулись абсурдные злобные упрёки в "ограниченности", "виртуозничаньи", и прочий бред, который несли уважаемые музыканты и который сегодня стыдно повторять.

Книга Гордона очищает от вранья, оскорблений и глупости многочисленных авторов, писавших о Гилельсе, образ величайшего пианиста и достойнейшего человека. И в этом ее ценность.



Фильм стоит посмотреть ради одной только НЕЕ, Изабель Юппер, которая в 63 года жжет так, что кровь из глаз. Как обычно, ледяная, отстраненная, ОНА с равнодушием встречает смерть матери, со злорадством - смерть отца, с досадой - эскапады сына, со скукой - притязания любовника, с раздражением - появление детородного возраста (sic!) подруги у бывшего мужа, с любопытством - изнасилование маньяком в маске в собственном доме. Немного оживляется на работе (она руководит компанией по производству компьютерных игр) в окружении молодых способных  мальчиков, но не слишком. Да и то - что ей хитрить и выкручивать - матери говорит, что та выглядит смешно со своим жиголо, сыну - что его ребенок не его, подруге, заподозрившей мужа в измене, - что изменяет муж с НЕЙ, а мужу этому - что он ей надоел. Все по чеснаку.
Великолепен ряд мужских персонажей. Отец - примерный католик и маньяк, убивший 27 детей, сидит в тюрьме, любовник - стареющий жеребец, муж - литератор, вечно сидящий на мели, сын - дурак,  оторви да брось, жиголо - он и в Африке жиголо, насильник - мужчина приятный во всех отношениях, но с неприятными  странностями.... ЕЙ приходится работать с тем, что есть, то есть с ними со всеми, и она неплохо справляется. Кстати, вот в этом есть очень здравая мысль:  героиня Юппер никого не ищет, берет тех, кто есть и не ждет от них чудес. Предыдущие поколения женщин, мне кажется, воспитывались на мифах и легендах о мужчинах, полных достоинств, огромного ума и силы. И бесконечно таких искали и находили. И бесконечно разочаровывались. Данная Верхувеном линейка мужских персонажей, а в особенности, отношение к ним Юппер, говорит об обратном:  вот такая вот пересортица, но это и есть жизнь. РАБОТАЕМ С ТЕМ КТО ЕСТЬ. В принципе, такой абсолют принятия всего, что происходит вокруг, ни жалоб, ни сожалений, ни даже недовольства. Никакой гиперреакции, она напоминает женщину, делающую уборку в своем шкафчике: это выброшу, это подальше положу, это сюда, то приготовила, завтра понадобится, а это отдала кому-то.
Немного странно, что такой антимужской фильм снял мужчина. Может, к старости что-то меняется в гендерном  восприятии.
Ну, а то, что Изабель Юппер способна на все и еще немного больше, и глаз от нее просто не отвести, мы и так все знаем. 

Там, где я живу

Сегодня мне захотелось рассказать о месте, которое я могу назвать своей малой родиной.  У меня все как в поговорке: где родился - там и сгодился. Всю жизнь здесь и живу. Родилась на проспекте Маклина. Живу на Крюковом канале, в месте, которое люблю всем сердцем. Это ли не повод всегда ощущать  благополучие свой судьбы?

Хочу начать рассказ о том, новом, что у нас возникает на глазах.  И первый  мой пост - об открывшемся недавно парке Новой Голландии, исторического пространства, которое к 2025 году будет полностью реконструировано  на деньги Романа Абрамовича. Уверена, что после реконструкции остров станет  урбанистической жемчужиной не только нашего района, но и города, страны и всего мира. Да и теперь этот парк - просто чудо достоинства, вкуса и культуры. Во всем.



В то же время, если вы думаете, что вкусам истинных петербужцев так легко угодить, вот вам случайно подслушанный монолог старушки, выводящей на прогулку рядом с Новой Голландией своего песика:  "Никакой исторической основы под этой реконструкцией нет, следовательно, ничего хорошего это место не ждет". Сказала и дальше пошла.



Но конечно же, и с исторической основой, и со всем остальным здесь очень хорошо. Что мне больше всего нравится - сохранены эти типично питерские напряжения прямых линий, перспектив.



При этом привнесена очаровательная человечность, не столь свойственная Питеру  - концепция зоны отдыха на траве была подсмотрена в Люксембургском саду.



Внутренний залив. Пока на острове функционирует только одно здание - административный центр, в ближйший год будет открыто еще два - Кузня и Бутылка, в Кузне будет ресторан, встречи, клубы, кинопоказы и проч тусня, а в Бутылке каждый этаж будет иметь свое предназначение: первый - еда, рестораны, кафе, магазины, второй мода и дизайн, книжный магазин, третий - спорт и здоровье, четвертый - дети.




Вот здесь я и посиживаю, как только возникает возможность, пока солнышко и благо от дома 5 минут. Хорошие мысли, кстати, в голову приходят в этот момент. Здесь я читала книгу Виктора Франкла, и испытала чувство когнитивного диссонанса: читать о неимоверных страданиях, находясь в макисмально прекрасном месте, расположении духа, наслаждаясь чашкой хорошего кофе, не испытывая ни грана дискомфорта...



Иллюстрация отношения авторов проекта к посетителям -  постоянная забота о комфорте и безопасности. Приятно!



Напротив, через Адмиралтейский канал  (раньше канал Круштейна) - английская школа 238, которую в разные годы окончило несколько небезразличных мне людей. Склон канала со стороны Новой Голландии засажен свежей травкой и деревцами. На травке приятно поваляться в солнечный день



Шатер, под которым читают лекции, проводят встречи и тд и тп. И детская площадка - корабль - позади.



Вот так примерно все это выглядит сегодня. В общем, тот случай, что сам себе завидуешь - лучшего подарка невозможно было ждать. И это только начало!

Зинаида Шарко и Ефим Копелян в спектакле "Пять вечеров"

Среди дарматургов советского периода мне ближе всех Володин и Шварц. Возможно, они привлекают меня своей добротой. Ведь для драматурга действительно важно быть добрым и любить людей, как ни банально звучит, так как  он входит в непосредствпенный контакт со своими персонажами - вымышленными людьми, и его внутренняя позиция, истинное отношение к ним определяет все. По этому признаку, по взаимодействию автор - персонаж кстати, легко поверить в то, что Шекспир - это коллективный, а не индивидуальный автор. Потому что по его пьесам невозможно сказать, что он был за человек.

А Володин был "автором" Товстоногова, и мне кажется, важно знать мысли Товстоногова в отношении драматургии Володина, и мне отрадно, что они во многом  совпадают с моими))))

"... Володин создал свой особый образный мир и населил его хорошими, своеобразными людьми, скромными и умными, простыми и сложными одновременно. Новое в пьесах Володина заключается прежде всего в своеобразии человеческих характеров, в природе их конфликта, в свежести, непредвзятости восприятия жизни и в умении показать увиденное в его глубокой небанальной сложности и первозданности, а не черех призму традиционных литературно- театральных реминисценций, многократно повторенных до него другими.

... его герои никогда не совершат дурного, потому что они наделены огромной нравственной силой, не способны думать только о себе, они живут среди людей и для людей. В его ничем не примечательных на первый взгляд героях раскрываются незаурядные человеческие таланты.

... Володину свойственно редкое умение писать талантливых людей, независимо от их положения, профессии, реальных жизненных успехов. Эти, на первый взгляд, заурядные люди, в развитии пьесы обнаруживают такие черты человеческой личности, которые приносят радость окружающим.

Своеобразие конфликта володинских пьес состоит в том, что при крайних, полярно противоположных позициях героев, при громном накале  их столконовения, у него нет лагерей положительных и отрицательных персонажей, нет деления людей на хороших и плохих. .... Конфликт володинских пьес это конфликт разных мировоззрений, разных нравственных принципов, и от того, что он кажется таким личным, он не перестает быть общественно значимым. (...) Новое в драматургии Володина заключается в самой природе драматургического столконовения. Но не только в этом. Построение драматургической композиции идет у него не по принципу драмы в привычном понимании, а новеллы, повести, романа. То есть в них отсутствует сюжетное построение в театральном смысле этого слова. Каждая картина пьесы - это глава повести.
Мне могут возразить, что это не ново. Разве у Погодина пьесы строятся по сюжетному принципу? Я согласен - в них нет точно выстроенного сюжета. Однако здесь легко обнаружить принципиальную разницу.  Погодин строил свои пьесы по очерково-хроникальному принципу, он стремится к широте охвата жизни. Володин же ограничивается локализованным кругом действующих лиц  - перед номи всего 8-10 человек, но между ними такой узел взаимоотношений, который предполагает необходимость острых сюжетных столкновений. Пьеса развивается по принципу романа или повести , то есть повороты сюжета обусловлены не внешними обстоятельствами, а возникают из характреа взаимоотношений действующих лиц."
Открываем книгу Товстоногова 50-летней давности и читаем:

"Ситуации, конфликты, даже сюжеты современных и классических пьес могут быть похожи друг на друга, но люди, характеры, их отношения к событиям непременно должны быть новыми, современными. Попробуйте, например, переодеть в современные костюмы героев комедии А.Н.Островского "На всякого мудреца довольно простоты". Ничего не получится. Пьеса прозвучит фальшиво, глупо, бессмысленно. Значит ли это, что в нашей жизни уже нет карьеристов, суеверных старух, выживших из ума приверженцев старины и тд? Нет, такие еще попадаются. Но современный Глумов будет куда более осторожным, ибо по нынешним временам разоблачение грозит ему куда большими неприятностями, чем раньше, а современный Крутицкий не может иметь значительную власть, и нынешнему Глумову он не сможет оказать протекцию"

"К сожалению, мы часто видим, как режиссеры "обогащают" пьесу своим видением жизни, не считаясь с авторской позицией. Есть спектакли, где режиссерское и авторское отношение к жизни находится в полном противоречии. Когда действие "Ревизора"  переносят в Петеребург, и Чацкий оказывается то декабристом, то либералом-болтуном, Карандышев читает стихи Есенина...

Автор не прямо и не категорически заявляется в своих пристрастиях - режиссер решает "досказать". В другом случае автор прямо и пубицистически страстно определяет свое отношение к людям, фактам, событиям, а оежиссер хочет "смягчить" его прямолинейность. Автор безразличен к подбробностям быта, места действия, - режиссер считает это слабостью  пьесы и "уточняет" ее. Или наоборот, автор через частности показывает большую правду жизни, а режиссер "укрупняет" его."

"(...) Как описывает Толстой в "Войне и мире" разговор Андрея Болконского с отцом? Он начинает его с описания комнаты, с тщательной подробностью фиксируя каждую деталь, которая существует в комнате старика Болконского, - рамку на стене, столярный станок и т.д. Можно ли пройти мимо этого в сценическом воплощении произведения Толстого? Нет.
А как существуют вещи у Достоевского?  В его произведениях внимание фиксируется только на том, что сыграет определенную роль в развитии конфликта, сюжета и характеров героев. Если в "Идиоте" появляется портрет Настасьи Филипповны, - он сыграет роковую роль в жизни князя Мышкина. Если Достоевский описывает красный диван в комнате Рогожина, - он это делает только потому, что на этот диван лягут Мышкин и Рогожин после убийсва Настасьи Филипповны".

О преемственности





"Даже Пикассо в своем Дон Кихоте не мог уйти от Доре, потому что решение Доре было столь гениальным, что стало каноничным. Правда, существует поправка на время. Рисунок Пикассо сделан средствами графики ХХ века, но все-таки как велика была сила проникновения Доре в авторский замысел Сервантеса, в его способ отражения действительности!"


Начала читать модную книжку американского экономиста и трейдера Нассима Николаса Талеба. Если вкратце - она о том, что помогает при столкновении с "Черным лебедем" (базовое понятие, обозначающее любую роковую неожиданность, от цунами до политических кризисов, которые могли быть предсказаны задним числом, но по факту являются полной неожиданностью для большинства) не быть разрушенным ("хрупкость"), а, напротив, извлечь из этого столкновения выгоду и стать сильнее ("антихрупкость"). Талеб вводит триаду хрупкость - неуязвимость - антихрупкость, где, согласно мифологии, Дамоклов меч - хрупкий, Феникс - неуязвимый и Гидра - антихрупкая.

Талеб исследовал, ни в  одном из языков нет слова - антонима хрупкости. И он вводит новое слово - антихрупкость (antifragile).

Талеб обещает объяснить, как испольовать Черного лебедя в своих интересах,  прокатиться, так сказать,  на волне, но что-то мне не верится. Тон книжки задиристый, кому-то нравится, кому-то нет, мне все равно. Перевод оставляет желать, как мне кажется.

Самое интересное тут, конечно, примеры, живые, меняющие сознание, позволяющие посмотреть на привычные вещи иначе.

"На реакторе АЭС "Фукусима" в 2011 гду произошла радиационная катастрофа. Этот реактор создавался с расчетом, чтобы он выдержал самое мощное землетрясение в истории; его строители не предполагали, что бывают катаклизмы пострашнее, - и когда случилось самое мощное (на тот момент) землетрясение, они не понимали, что это неожиданность, не имевшая прецедента."

Великолепно эссе, современная притча  о двух братьях:  не так, чтобы нам сказали что-то новое, но все же, заставили взглянуть немного по-другому

"Давайте посмотрим, как сложилась жизнь Иаонниса (Джона) и Георгиоса (Джорджа), братьев-близнецов, которые родились на Кипре и проживают ныне в Большом Лондоне. Джон четверть века трудится в отделе кадров крупного банка. Джордж - водитель такси.

Доход Джона стабилен: Джон получает премии, четыре недели отпуска раз в год и золотые наручные часы каждые 25 лет службы. (...) Утром в субботу Джон обычно просыпается с мыслью "жизнь хороша" - так было до банковского кризиса, с наступлением которого он осознал, что его должность могут и сократить. Безработица ударила по нему бы очень сильно. Будучи специалистом по персоналу, он видел, как в одночасье обрубается длинная карьера; тот, кого уволили в возрасте за 50, не оправится от удара уже никогда.

Джордж живет на той же улице, что и брат, и  водит черное такси - это говорит о том, что он целых три года развивал лобные доли мозга, запоминая географию и маршруты Большого Лондона, получил лицензию и теперь имеет право брать клиентов на улице. Бывают удачные дни, когда Джордж зарабатывает сотни фунтов; бывают дни похуже; но в среднем таксист зарабатывает уже многие годы столько же, сколько и его брат, банковский служащий. Из-за нестабильности дохода Джордж часто ноет, что у него, в отличие от брата, нет гарантированного рабочего места, - но на деле это иллюзия, так как у Джорджа имеется нечто большее."

И, наиболее блестящая и запоминающаяся аналогия с индюшкой, которую приводят сразу же, вспоминая о Талебе.

"Индюшка (сиречь - финансовые аналитики) использует "доказательства"; не зная о Дне благодарения, она делает "точный" прогноз, основываясь на прошлых событиях.



Мясник откармливает индюшку тысячу дней; с каждым днем аналитики все больше убеждаются в том, что мясник любит индюшек  "с возрастающей статистической достоверностью". Мясник продолжает откармилвать индюшку, пока до Дня благодарения не остается несколько суток. Тут мясник преподносит индюшке сюрприз, и она вынуждена пересмотреть свои теории - именно тогда, когда уверенность в том, что мясник любит индюшку, достигла своего апогея и жизнь еще никогда не была такой спокойной и предсказуемой. (...) Неожиданность тут - это событие, которое я называют Черным лебедем, но оно касается только индюшки, а не мясника."

Справедливости ради, Талеба  есть в чем упрекнуть: критики на его деятельность и творчество достаточно. Тем не менее, считаю, что ознакомиться с его взглядами не лишнее. 


А тем временем, я прошла за этот год в Гете институте еще два семестра и сдала экзамен на уровень В1.  На летние интенсивы решила не ходить,  слишком большая нагрузка, а сейчас есть еще важные дела, и к тому же не очень усваивается, конечно, материал в такие сжатые сроки. Вместо интенсивов я позанимаюсь летом с преподавателем, почищу пробелы  и осенью пойду на В2.

Особенно плодотворным был последний семестр с преподавателем Еленой Егоровой. В который раз я убеждаюсь, что успех учителя находится в прямой зависимости от количества сил, которые он вкладывает в преподавание. В общем-то, это не странно. Елена работала на совесть. Она инициировала многие письменные работы, которые проверяла, и я, воспользовавшись этим, написала много сочинений и сделала в этом смысле качественный скачок. Письменную часть теста я сдала на 90 из 100. В общем, над чем больше работаешь, то и лучше получается. Ну извините, чего-то не получается у меня пока ничего оригинального сказать.

Говоря о тесте, в качестве доказательства  рандомности его результатов, могу привести пример: аудирование я сдала на 29 из 30, чего НИКОГДА раньше со мной не бывало, потому что не очень сильно мы аудированием занимались и сама я на это не упирала, во-первых, и во-вторых, многие формулировки вопросов настолько запутанные и правильный ответ допускает часто не один выбор, а два, что  попасть  тут в точку -  проблема, даже если хорошо понял на слух речь. Сами преподаватели говорят, что на тестах больше всего апелляций в разделе  аудирование, из-за путающих вопросов. Например: в тексте мы слышим: "бывает, что  панда выбегает на перекрестки, провоцируя аварии".  Вариант ответа: "Панда часто выбегает на перекрестки" - неправильно. Потому что в тексте нет "часто". Ну согласитесь, это ловушка, хоть и полезная, но. Или другой пример: "Сегодня ветрено, снег, гололед, температура 0 градусов. На дороге А4 большое скопление машин, будьте внимательны, съезд на В6 закрыт."  Ответ: "Диктор дает советы по вождению в зимнее время" - неправильно. Ну, я и сама сейчас понимаю, что это неправильно, но когда ты слышишь: гололед, ветер, снег, будьте внимательны, тебе кажется, что таки-да, диктор дает советы по вождению в зимнее время.

По грамматике у меня на границе gut и befriedigend, четверки и тройки. Немецкая грамматика лучше дается программистам и математикам. Нужна дисциплина ума, умение быстро вычислять: прилагательное, женский род, единственное число, акузатив, значит, окончание - ....  Тут я торможу. Но со временем, думаю, если буду заниматься, это встанет на место. Просто немного позже.

Вообще, я чувствую, что неплохой запас лексики и знаний языка уже есть, хорошо бы начать применять. Отчасти поэтому я решила позаниматься с преподавателем, а не брать очередной курс. Потому что курс в Гете-институте - это поглощение знаний, но не использование их. Под использованием я подрузамеваю прежде всего говорение. Я по-прежнему считаю, что методика и стиль занятий в Гете институте очень неплохи, так как за короткое время в системе дают большой объем знаний. Как ты его взял и потом использовал - это уже дело твое. Но сейчас я начинаю заниматься с преподавателем, которая 8 лет жила и училась в Университете в Германии, и она считает, что Гете институт дает мертвые знания, и до их применения еще большой путь, и предлагает сама более практический подход - больше разговора, чтения, живого языка. Посмотрим, интересно будет сравнить.

В общем, я очень рада, что решилась учить немецкий, и, похоже на то, что выучу. В том объеме, который мне нужен. Это большое удовольствие и радость, достигать успехов в выбранном деле, чего и вам всем желаю)))))

Profile

il_canone
Марина Аршинова

Latest Month

January 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner