?

Log in

No account? Create an account


решила  поделиться впечатлениями от концерта Кристианна Тилеманна и Дрезденской Штаатскапеллы (солист Денис Мацуев): лучше поздно чем никогда.

Очень ждала этого концерта, стараюсь не пропускать выступлений Тилеманна в России, и дважды ездила в Дрезден его слушать. Здесь о премьере Вольного стрелка в Земпер опер, здесь о нем, как я его вижу, здесь о концерте фестиваля Рихарда Штрауса с Аней Хартерос в Дрездене, здесь о бетховеских симфония в Москве. Ох, и много ж я написала.

То, что Тилеманн сегодня лучший, эталонный исполнитель Вебера, я не сомневаюсь ни минуты. Да и вообще, Дрезден это город Вебера, подробнее я писала об этом тут . Здесь сошлись воедино великие традиции исполнения музыки Вебера и талант и индивидуальность Кристианна Тилеманна, идеально соответствующие  эстетике и идее немецкой оперы.

Первым номером программы была увертюра к "Оберону". Сказать, что это было счастье, это ничего не сказать. Лучше играть эту музыку  невоможно. Красота тембров духовых, их фирменного восточно-саксонско - чешского "темного" тона, какое-то особое благородство звучания, гармония, ничего лишнего, при этом живость, радость ... - красота. Просто красота. Потрясение. Глупое сравнение, но как будто бы Майбах прошелестел шинами по кукольной старинной улице.

Зал немного похлопал. Ну что там, ясно, что это разогрев. И тут вышел Денис Мацуев, чтобы просолировать во  Втором концерте Листа. Зал взорвался овациями. "Ну, сыграй!". Сыграл.  Не перестаю удивляться качеству фортепианной игры Дениса Мацуева в сопоставлении с масштабом и успехом его карьеры. В голову приходит только то, что есть, наверное, музыканты для музыкантов, и есть музыканты для публики. И это не всегда одни и те же имена. Вот Мацуев точно пианист для публики. Она его любит, обожает,  ждет, принимает, не отпускает. Все так. Единения с залом в этом восторге у меня не было. А когда Мацуев на бис исполнил соль-минорную Прелюдию Рахманинова, в воображении нарисовался, по аналогии с майбахом, Камаз, груженный цементом, выруливающий в парах угарного газа, и просто стоишь и страдаешь, когда он уже проедет.  Успех был невероятный.

Мало есть произведений, которых так ждешь, как Четвертую симфонию Брамса. Класс оркестровой игры и здесь, бесспорно, был очень высок, да иначе и не могло быть никак. Но то ли я "смертельно" отравлена  трактовкой  этой симфонии Карлосом Клайбером, с ее непрерывным трепетным живым пульсом и фирменным, с гуляющими ветерками,  движением, то ли настроение музыкантов как-то подупало после такой обескураживающей реакции публики,  но музыка, будучи сыграна превосходно, не достигла глубин моего сердца.  Не потрясла так, как потряс Тилеманн с Берлинскими филармониками в Шестой Чайковского, с которой разобрался совершенно потрясающе, например.

Прошла уже неделя, и у меня осталось чувство какой-то испорченности, загрязненности вечера  исполнением Мацуева. Солист может блеснуть, может быть жемчужиной или бриллиантом, может просто качественно отработать в концерте. А вот Мацуев концерт имхо обосрал, другого слова увы не нахожу. Еще раз убедилась, что не зря концерты его я предпочитаю обходить стороной. А здесь вот не вышло.

Ну да ладно. Вот такие неоднозначные впечатления. О публике, которая является полноправным участником концерта, я написала многобукоф в фейсбуке, публика была совсем не та, что хотелось бы. Мне кажется, Тилеманн не был внутренне удовлетворен этим концертом. Вокург была светская хлопотня и мишура (вечер 200-летия Петипа с Макроном и др. випами в ложе в М1) , которой Тилеманн, как мне кажется, тяготится. Все это влияло на настроение и результат.  Вот так!

спасибо что дочитали!


концерт был незабываемый
с чего бы начать?

В чем секрет успеха Марса Янсонса? - ах, опять двадцать пять. Вот пойти угадай, в чем. Наверное, в нем самом, в удивительной сбалансированности  его личности, в таланте, в  мощном интеллекте, в любви к музыке, в безукоризненной порядочности, в стечении обстоятельств, вытолкнувших именно его на самый верх. В том, что карьера его  развивалась  до поры до времени медленно, но шла вперед неумолимо и мощно  как танк. Он и сейчас прогрессирует. А может, все дело в том, что рядом с ним всегда его любящая и преданная жена.



Этот коцнертный тур дирижера и его оркестра начался 1 мая в Эльбфилармонии, Гамбург, продолжился в Нью-Йорке, затем - города, особенно значимые для Мариса (так его принято называть в музыкантской среде) - Рига и Петеребург,( а между ними Хельсинки). Рига потому что он был там рожден в укрытии матерью-еврейкой в 1943 году и провел свое детство, Петербург - потому что здесь он учился и стал дирижером, здесь же, в филармонии, долгие годы работал вторым дирижером у Мравинского Арвид Янсонс, его отец. Конечная точка тура - Москва.

Низкий строй оркестра BR, богатые чистые тембры духовых, отсутствие нажима, насилия, легкость, мастерство....  Я сидела сбоку за первыми скрипками, в ложе на сцене, а это все равно что зайти в ресторан с кухни.  Это  не то же самое что в зале, но по-своему интересно.

Есть ли что-то в музыке выше Бетховена? Как по мне - едва ли. В принципе, в голове не укладывается, как в те времена, полные  пустой галантной слащавой музыки он создавал, не взирая ни на что, включая собственную глухоту, свои исполинские симфонии о жизни и смерти.

В первой же перекличке dolce  деревянных духовых "Героической" меня охватило блаженство,  улыбка безо всяких усилий расплылась на лице.




Это трудно объяснить, это что-то чувственное, когда слушаешь и понимаешь: счастье. Так в принципе с глупой улыбкой и просидела всю первую часть. Во второй вдруг (на 159 раз) до меня дошло, что это музыка про жизнь человека. Про его сердце, про чувства и мечты, печали и срывы. Что мне безумно нравится в этом оркестре - его sachlich (вещественная) сущность, ничего не уходит в свисток, все доходит до сердцевины звука, до своей реализации, любовно, мастерски и с подготовленным,  тщательно просчитанным шиком. Как Ауди. Гладкость и легкость переходов, ригор, логика, лирика, - все подчинено единому плану, единой цели, стянуто нитями и пронизано витальностью, здоровьем, радостью жизни. Это то, что меня с детства приучили ценить и в жизни, и в искусстве. И я ценю.

После антракта был Рихард Штраус, "Дон Жуан". Этот крем де ля крем  прозвучал, конечно, аутентично, как будто бы перенес слушателя в Берлин последних лет 19 века с его перегретой атмосферой элитизма, конкуренции, завышенных притязаний  и истерических неврозов.




Банально, конечно, об этом говорить, и можно найти в  каждой статье о выступлении великого артиста, но факт: каждое новое произведение в концерте звучало совершенно по-другому, как будто бы оркестр другой, и зал, и все изменилось. Конечно, это из-за  необъятных возможностей оркестра, из-за богатства и разнообразия приемов, да и традиции исполнения музыки Рихарда Штрауса в Мюнхене, что называется, не задушишь, не убьешь.  (Мюнхен - город Рихарда Штрауса, он жил в Гармише, предместье Мюнхена). Кстати, вот странно, но кажется, будто бы советские композиторы, писавшие музыку к шикарным советским рисованным мультикам про злых волшебников, непроходимые леса и гордых принцев, просто списывали все с "Дон Жуана".  Какая-то есть фрагментарность в этой поэме, в отличие от Дон Кихота, например.

"Вальс" Равеля - и снова другой мир. И понятно, что Париж не так далек от  Мюнхена. Никогда не слыхала чтобы играли "Вальс" с такой бесшабашностью, сногсшибательной элегантностью, спонтанностью и четко, как при запуске ракеты, рассчитанными паузами, зависаниями на синкопе и трещотками, с аттакой на снятии звука и мгновенной тишиной, прерываемой ударом большого барабана (я ж на кухне сидела, помните?). В общем, концовка была незабываемая. Те исполнения "Вальса", что я слышала, обычно были "надуты" пафосом тяжких предчувствий, как пишут нам музыковеды в книжках, предчувствий ипритовых атак и прочих ужасов надвигающейся Первой мировой. Здесь же - вот в чем вся фишка - никто не прятался за ложный пафос и нагнетание ужаса, на которое Вальс провоцирует. Не шантажировал и не угрожал. В этом класс, широта  и уровень дирижера - не включать психических атак, не пользоваться запрщенными приемами. Какая-то чудесная свобода от трактовок. Ведь, если вспомнить, именно этого Равель и хотел от исполнителей - "не интерпретируйте меня"!

Здесь, на этом концерте тоже, нужно отметить, как на великих концертах, единицей измерения была не часть произведения и даже не произведение целиком, а весь концерт. И весь концерт был построен, как мастерская фуга под стретто, под последние трещотки Вальса, так, чтобы наповал. Это во многом заслуга дирижера, конечно.  Такое единство и целенаправленность, такая душевная и профессиональная щедрость, с которой он и музыканты оркестра  подарили нам этот прекрасный вечер....



- Ваша книга о процессе над Эйхманом в Иерусалиме была опубликована в Германии этой осенью. Книга вызвала горячие дискуссии в Америке., в особенности, в еврейских кругах. Вы говорите, критика вызвана недопониманием, с одной стороны, и международной политической компанией неприятия, с другой. Люди были особенно обижены вопросом, который вы подняли: насколько можно винить самих евреев в их пассивном принятии Холокоста. Книга поднимает вопрос о самой личности Ханны Арендт. Могу я спросить, эта критика в недостатке любви к еврейскому народу , - она огорчает Вас?

- Прежде всего, разрешите мне заметить со всеми дружескими чувствами, что Вы сам стали жертвой этой пропаганды. Нигде и никогда в этой книге я не обвиняла евреев в том, что они не сопротивлялись. Это делали другие, например, мистер Хаузнер, из израильского общественного обвинительного комитета. Я нахожу такие вопросы, заданные свидетелям тех событий, нелепыми и жестокими.

- Я читал книгу и думаю, что часть критики относилась к тону, которым она написана.

- А это уже другое дело, о котором я ничего не могу и не хочу сказать. Если кто-то думает, что об этих вещах нужно писать с пафосом .... Давайте по-другому, я не хочу становиться агрессивной....

- У Вас это вызывает агрессию?

- Нет, дело не в этом. Люди упускают одну вещь: я и сейчас могу над этим смеяться, я действительно считаю Эйхмана очень глупым человеком, я прочла 3600 страниц его дела, и бесчисленное количество раз хохотала. Некоторых это обидело. Что я могу поделать? Я Вам скажу, что я смеялась бы над этим и за три минуты до своей смерти. Это что касается тона книги. Тон иронический, это правда. Тон это человек. Когда меня обвиняют в том, что я бросаю тень на евреев, это пропаганда. Обвинения, направленные на мой тон - это обвинения, направленные персонально на меня. С этим я ничего поделать не могу.

- Хотелось бы адресовать вопрос к Вашему высказыванию: "Я никогда не любила людей или группы людей, немцев, французов, американцев, рабочий класс или любой другой. Я могу любить лишь своих друзей. Я не способна к другому виду любви. Более того, любовь к евреям кажется мне в чем-то подозрительной, так как я сама еврейка. Не важно, насколько основательно и аргументировано это утверждение. Но разве политически активные люди не должны сохранять приверженность группам, приверженность, доходящую по силе до любви? Ваше утверждение звучит политически стерильно.

- Нет, это обращено к другим сферам жизни. Это нужно подробнее проговорить. Видите ли, принадлежать к какой-то группе от рождения - это естественно. Присоединяться к каким-то группам и организациям в течение жизни - другое дело. Люди организуются на общности отношения к миру, на общности интересов. Личные же отношения, если мы говорим о любви, это прямое обращение к человеку, независимое от его отношения к миру. Люди из самых странных сообществ могут стать вашими персональными друзьями. Но не нужно путать две вещи: когда вы привносите любовь за стол переговоров, это конец. Я согласна, что еврейский народ это классический пример того как люди тысячелетиями сохраняли себя в мире, не смешиваясь с ним.



- Мир в политическом смысле? Вы хотите сказать, что евреи были аполитичны?



- Не совсем. Еврейские общины были как-то вовлечены в политическую жизнь. Иудаизм это национальна религия. Здесь можно говорить о политике только с большими ограничениями. Евреи испытывали дефицит принадлежности, они были рассеяны по миру. И, как всегда, как это бывает среди парий, внутри их среды формировался дух огромной теплоты. Этот дух мне хорошо знаком. Все изменилось, когда появилось государство Израиль.

- Есть что-то такое, что вы потеряли и о чем вы жалеете?



- Да, мы дорого заплатили за свободу. Еврейский гуманизм подчеркивался специфическим отсутствием родины. И в этом было что-то особенно прекрасное. Вы слишком молоды, и не можете этого помнить. Да, это было прекрасно. Возможность стоять в стороне от социальных обязательств, абсолютно открытый ум, я видела все это в моей матери и в еврейской общине. В этом было настояшее огромное очарование. И все это мы отдали за "свободу". В своей Лессинговской речи я сказала, что человечность не переживет и пяти минут после освобождения.

- Вы были ученицей Карла Ясперса. Между вами постоянно идет диалог. Что вы можете сказать об этом?

- Когда Ясперс входил и начинал говорить (надеюсь, он слышит наше интервью) , все вокруг озарялось светом. Всегда было чувство осознанности, доверия, безусловности того, что он говорит. Я не видела этого ни у кого другого. Это чувствов не покидало меня с юных лет. У него было понимание свободы, связанное с причинами, абсолютно непонятными для меня, когда я приехала в Хайдельберг. Хотя я и прочла уже к тому моменту Канта. И я увидела эти принципы в действии. Я выросла без отца, и образование заменило мне отца; я не хочу делать Ясперса ответственным за меня и мои поступки, но если кто-то и вселил чувство отцовства в меня, то это был Ясперс. Потом наш диалог сильно изменился. Это было мое сильнейшее послевоенное впечатление о том, что такие разговоры в принципе воможны, и кто-то может их вести.

"Оптимисты"







Посмотрела "Оптимистов", все 13 серий. Начало 60-х, Москва, МИД. Для Тодоровского это уже третий, наверное (после "Стиляг" и "Оттепели") фильм - оммаж родителям, их времени, их жизни. И я его полностью в этом понимаю и поддерживаю. На его месте я бы тоже такое делала.
Для автора идеи и сценариста Михаила Идова ("Лондонград" не смотрела) - этапное высказывание, осмысление событий, в которых лежат истоки того, что происходит сегодня.
Собственно, этим мне фильм и был интересен, так как "дипломатические коллизии", изображенные на экране, ничего кроме смущения и чувства неудобства не вызывают, какой-то детский лепет, ей-богу. Личностные перипетии героев больше похожи на блиц-турнир по шахматам: раз-два-шах - в дамки-бит-следующая серия.
Визуальный ряд слишком хорош. Гламур-гламур. Ну хорошо, у дикторши телевидения (Евгения Брик, нас из фильма в фильм хотят убедить, что она хорошая актриса) прическа всегда идеальная, на то она и дикторша. Но и у остальных волосок к волоску. Все детали на месте, педантично воссоздана обстановка, говорят, старожили МИДа оценили - все точно.



Теперь о том, как видит то время Идов и все, кто делал этот фильм. Только факты + спойлер. Наибольший градус презрения зритель испытывает к модному поэту-шестидесятнику (Максим Виторган), чьи стихи случайно опубликованы на Западе. Он изображен полнейшим говном. Полнейшим.
На втором месте от конца - ресторанный музыкант и фарцовщик, нечистый на руку, промышляющий разными делами. Он шантажом заставляет молодого МИДовца подделать документы ученому, которого якобы не выпускают на научный конгресс. В итоге ученый уезжает и остается с громкими заявлениями на Западе, а несчастный МИДовец попадает в тюрьму. И зритель вот никак этому ученому не сочувствует: не могут благородные цели быть достигаемы только аморальными методами. Что-то с целями не так.
Дальше - начальник 1-го отдела (А.Белый, блестящая работа). Злодей, конечно. Но не однозначно. Во всяком случае, когда он с ребенком попадает в подстроенную аварию на шоссе (чувак зарвался, наверху решили его убрать), его очень жалко. Нет такого чувства: собаке - собачья смерть. И семья у него хорошая, и сына он обожает, и обаятельный не в меру, и умный, и секси, - волк, конечно, санитар леса, но....
Американка, коммунистка, сбежавшая из США в СССР и работающая в МИДе - ну просто идеал. Однозначно положительный персонаж, пример для подражания. Не проходит мимо Белого, но кто ж ее в этом упрекнет.




Молодой МИДовец, отвечающей сестре, которая живет в Париже, и умоляет его сбежать из "этой тюрьмы", что здесь его дом, его жизнь, и он никуда не побежит, - не вызывает вопросов. Понятно, у него в СССР своя совсем не плохая жизнь. Его не в чем упрекнуть.

То есть что я хочу сказать: идеалы шестидесятников в "Оптимистах" попраны. Форма осталась прежней, содержание перевернулось на 180 градусов. Идеологическая борьба не актуальна. Каждый человек живет свою жизнь, и от того, что он делает, как поступает со своми близкими, с окружающими, и зависит, кто он и что он. Скажу сразу, мне такая позиция близка. Пожалуй, единственный персонаж, к которому Идов (сотоварищи) относится серьезно, чей протест готов учитывать, - это писатель Коновалов, чьим прообразом является Солженицын. Только потому, что Солженицын за свою правду сполна заплатил.

Так кто же назначен главным злодеем-то? Кто во всем виноват? В "Оптимистах" так получается, что настоящие демоны это старперы из ЦК, интриганы и политиканы с пещерными взглядами, конченые циники и ублюдки, которые дергают за ниточки, отправляют не задумываясь на тот свет людей и тд и тп. Ну что же, я бы тоже рада была так считать, это всем удобно и кажется логичным, но ведь мы не дети, чтобы в это поверить.

Идеология фильма по Идову выражена в одной фразе, повторяемой главным героем Вдовиченковым (в начале фильма - слепо выполняющим приказы своего патрона из ЦК, в конце прозревшим - [ с чего бы? в подстроенной аварии погибает ребенок? а то он не знал, что так бывает ] - и решившим играть свою игру) дважды: в первый раз - журналистке из ФРГ: "Мы не хотим войны. Но еще меньше мы хотим мира на ваших условиях". Второй раз Вдовиченков чеканит эту особо удачную фразу своему патрону - злодею из ЦК. То есть, не хотим ни так и ни так. Ни с Западом, ни с Востоком. Извините, но вспоминается анекдот. "Рабинович, вы уехали, а потом вернулись. А потом снова уехали. Так где вы будете жить? - И там плохо, и здесь. Но три дня на пересадке в Париже...."

Психологически это объясняется просто: человек должен делать выбор и будет всегда сожалеть о той половине, которую пришлось оставить ради выбранной. Психологических защит море - от рационализации, аргументированного убеждения себя и окружающих в своей правоте, до вытеснения. Одним из практических выходов кажется занять какую-то промежуточную позицию, чтобы скользить по ней то на одну половину, то на другую.

В общем, как сказал классик - нобелиат "эта местность мне знакома как окраина Китая". Это конечно сдвиг с черно-белых рельсов и движение куда-то, но еще непонятно куда. К приоритету частной жизни? ОК, мне хотелось бы так думать.
Год наза д я написала пост о первом лете в новой Новой Голландии. Остров продолжают реконструировать, в этом году там появилось много нового. В целом, для меня очень важен факт наличия такого места в пяти минутах ходьбы от дома, поэтому я пишу об этом. Впечатления этого года не такие однозначные. Что-то порадовало, что-то разочаровало, что-то в содержательной концепции показалось неактуальным, слабым .   В целом же Новая Голландия прекрасна: здесь чисто, спокойно, вольно, красиво, удобно.





Великопепна инсталляция "Жар-Птица", накрывающая остров разноцветными яркими крыльями. Она хороша и в солнечный, яркий день и в пасмурный. Просто здорово. Фрегат - детская площадка-корабль.





Этим летом на острове открылось два здания: Кузня и Бутылка.  На фото ниже - коридор третьего этажа Бутылки, который планируют отдать под здоровье и красоту.



на втором этаже Бутылки - книжный магазин музея Гараж, магазин комиксов (ниже на фото), магазин детской одежды, исталляции и выставки, дизайнерская одежда. Вот здесь я почувствовала впервые среди замечательно отделанных интерьеров и безупречно хипстерских пространств какую-то фальшивую ноту.  Это какой-то вчерашний день. Хипстерский рай, то, что было в 2011-м. Сумасшедшие надежды, у нас все круто, восторг и бум креатива. Мне кажется, это не созвучно  сегодняшнему дню. Как-то не попадает в тон, хотя сделано все на отлично. Наше время это  Uber, бесплатные телефонные разговоры через интернет, он-лайн обучение, это домашние пекарни с ценами на пирожок в 5 раз ниже чем в классических кафе, это курс на удешевление всего,  это отказ платить за что-то дорогое и не очень нужное.





Сложность таких вещей в том, что между проектом и реализацией порой проходит 5-10 лет, поэтому все надо планировать очень навырост. Предполагаю, что это нелегко. Но в противном случае получается так, как здесь: "приходите 5 лет тому назад"  - книжный магазин Гаража в НГ, мне кажется, обречен. Кто купит эту яркую гору фуфла  за большие деньги? Подбор книг очень поверхностный, много откровенного случайного мусора "по искусству" с умными названиями, много красивых бессмысленных фолиантов по цене 4-5 тысяч рублей.

Что мне нравится - это растения в парке. Травы, газоны прекрасно сочетаются с крыльями в небе.



Но главным разочарованием стала "школа креативных индустрий "Маяк". Выглядит прекрасно, спора нет. Я очень интересовалась, что там будет, так как у меня дома есть клиент для подобных вещей - сын Лева.




Но, к сожалению, программа школы не вдохновила: концепт-арт, блоггинг, современная музыка и звуковой дизайн. Ау, о чем вы? Ребенку в этом возрасте (10-17) нужны  hard skills, какой еще звуковой дизайн?  Разработка компьютерных игр, 2D и 3D анимация, - уже ближе, но 60 тыс за 4,5 месяца при наличии в городе бесплатных кружков высокого уровня - от Аничкова дворца и многочисленных кружков робототехники на базе ИТМО (один из мировых лидеров) до  самсунговской школы разработки мобильных приложений, - как-то странно это выглядит. Нет, я все понимаю и вовсе  не против платить за учебу и развитие детей, не подумайте. Но в данном случае это похоже на понты. За понты платить не хочется. К тому же вход-выход на остров для детей до 14 лет только в сопровождении взрослых. В мире есть рубеж - 12 лет, когда ребенок должен быть всегда присмотрен взрослым. После 12 считается повсеместно, что ребенок может сам передвигаться по улице. То есть Лева, живя в 5 минутах от Новой Голландии, сам (или с друзьями)  туда  без взрослых  ходить не может, что слегка абсурд.

В общем, концептуально для меня Новая Голландия - пока невнятно. Какой мессидж? Какие цели?

Надо сказать, что Остров приобрел огромную популярность, и в последние жаркие выходные здесь было столько народа, что шагу было негде ступить. В общем, успех однозначный, да и как может быть иначе - идея прекрасная и реализация достойная. А уж мое ворчанье - ну извините коли что не так)))))

Наше кино в 1979

В связи с размышлениями над фильмом "Крамер против Крамера", мне захотелось сравнить и сопоставить этот фильм с тем, что у нас вышло в кино в том же, 1979 году. Результаты самого поверхностного серча меня поразили. Я искала фильмы, по жанру и тематике близкие к "Крамеру", семейные драмы,  искала знакомые названия. Но то количество и качество первоклассных, по-настоящему всенародно любимых, разноплановых фильмов,  вышедших в кино и на телевидении за один только 1979 год, просто сбивает с ног.  Если коротко, то я думаю, дело в том, что раньше была система - та самая, с худсоветами, утверждениями, с редакторами, и тд, - система, которая давала на выходе качественную продукцию.

Итак, идем мимо снятых в 1979-м  "Приключений Принца Флоризеля", "Приключений Шерлока Холмса и Доктора Ватсона",  "Того самого Мюнхгаузена", "Место встречи изменить нельзя", "Экипажа". Это не наш жанр.  Идем мимо детских фильмов "Приключения Электроника", "Удивительные приключения Дениса Кораблева", "Когда я стану великаном".  Мимо "Сталкера". Мимо "Нескольких дней из жизни Обломова", мимо "Гаража", мимо "Безымянной звезды", мимо  "Троих в лодке". Кстати, видите, сплошные экранизации?  Проверенный надежный сюжет - основа успеха фильма .

Но вернемся к тематике  "Крамеру против Крамера", 1979 год. Семейная/любовная драма. Здесь у нас все очень печально.   "С любимыми не расставайтесь" - молодые супруги почти уж развелись, да вовремя одумались. Не верю! "Суета сует" - муж загулял, но скоро понял, что семья важнее сиюминутных удовольствий и  вернулся к добродетельной строгой  жене. Кончились деньги?

В большом почете  мужской экзистенциалный кризис. (У женщин кризиса быть не могло, кто стирать-убирать-сопли вытирать-то будет?) Герой "Отпуска в сентябре" (Зилов из вампиловской "Утиной охоты"), Олег Даль ( и это его лучшая роль!) пьет, самоутверждается со струдентками  и шантажирует друзей и сослуживцев самоубийством. Круто, чо. Полстраны было в Даля влюблено.  Басилашвили из "Осеннего марафона" лежит в кусках, безуспешно пытаясь собрать в кучу  осколки своей довольно серой личности. Мы очень ему сочувствуем. На нашем языке это и есть порядочность, интеллигентность.   Вообще нам как бы транслируют: любите вот таких, беспомощных, обаятельных, придурковатых (Фарятьев,  Сталкер, Мюнхгаузен, Обломов все образца 1979), никчемных. В них есть своя прелесть.   Других мужчин у нас для вас все равно нет.



Нет, есть конечно. "Тема" с Ульяновым. Вот вам сильный успешный человек, и тоже в экзистенциальном кризисе. Но это другой жанр - фарс. "Москва слезам не верит" - ну да, тоже, как и в "Крамере",  гендерные отношения, но как у нас решается? Женщина, достигшая высот в профессии и общественной жизни, достигла их лишь потому, по ее осбственным словам, что ее сначала кинули на ржавое, а потом  ей все одно девать себя было некуда - мужа же нет. А когда муж возникает на горизонте,  (заметьте, все тот же нелепый чудак, не такой как все)



ей приходится смыть косметику, пригладить волосы и играть рядом с ним тихую мышь, а иначе он запьет с горя и унижения, что она директор, а он ни разу нет, разгребайся потом.  И все довольны.

Или, например,  "Жена ушла" - сюжет, кстати, почти в точности повторяет "Крамера" - жена вдруг без предупреждения встает и уходит, оставляя мужа с сыном вдвоем. Кстати, Елена Соловей - тот же типаж, что Мерил Сттрип.




Правда, мотивация у нее другая. Не для того уходит, чтобы "себя найти", а просто выносить своего мужа уже не может.   Об спрыгнуть не может быть и речи, как говорится, речь об том, чтоб слезть. Ну, положим, показать, что жена при положительном, работящем,  симпатичном и почти верном муже может быть не счастлива, это уже по тем временам поступок, но отчего она не счастлива, чего хочет? Нет, так далеко мы не заходим.  А что муж? Понимает ли он, как понимает это Крамер, что жена таки ушла и теперь ответственность за ребенка лежит на нем? Ни разу, про ребенка он не думает вообще.  У него даже не возникает мысли, что жена - это не вещь, место которой в доме. Он ищет ее и намерен вернуть, как вазу на подоконник. Кто ему завтра тарелку супа под носом поставит? Какой еще ребенок? Он в своем праве, муж ведь.



вот такая грустная история. Заметьте, каждый здесь играет за себя. Люди безумно одиноки. Никто из этих сложных и высокодуховных людей ничем не жертвует ради другого. Никто, кроме Марты из "Мюнхгаузена", не выходит ради любви за рамки своих ограничений. А Крамер-то, этот сухой, карьероориентированный, эгоистичный, самовлюбленны и инфантильный (как пишут о нем критики) человек - он-то выходит за рамки своих ограничений, и не раз! И Джоанна, принимая решение оставить сына с отцом - тоже! Видите разницу?

В чем дело - в частной собственности, собственности на средства производства, коллективном бессознательном, исторических предпосылках или менталитете?

Крамер против Крамера




Пересмотрела по-английски (ок, с субтитрами). Дастин Хофман - о Боже. Мэрилл Стрип - она и 40 лет назад была не хуже.



Много слез,  много любви и благородства в фильме про то, как мать бросила своего ребенка, потому что ей нужно найти себя. Много наивности и прощения. Не так, как в жизни.

1979 год. Ребенок в фильме - примерно мой ровесник.

Первое поколение детей, массово переживших развод родителей. Детей, выросших в неопределенности и отсутствии незыблемых опор.  Поколение женщин, решивших играть с мужчинами на равных. ("Я много работала, чтобы стать Человеком")  Поколение мужчин, которым ничего не оставалось как перестраиваться на ходу, чтобы  принять это.  (""Я не спорю, что женщина может достичь многого"). Первое поколение людей, не знавшее нужды, главной и по сути единственной проблемой которого становятся отношения - общественные и частные. Поколение, перед которым встал вопрос - семья или карьера.



Сможет ли герой  Дастина Хофмана после развода  доверять женщинам, женится ли он вновь?  Решится ли на вторую попытку Джоанна? Как сложится жизнь их сына? - в принципе, ответы известны. Они зашифрованы  в судьбах  окружающих нас людей. В том, что между карьерой и семьей сегодня традиционно выбирают карьеру. В том, что самовыражение и самореализация становятся главными целями. В том, что не хотят связывать себя обязательствами, не терпят дискомфорта, не хотят иметь детей. В том, что считают нормой любые гендерные эксперименты.

Великолепна сцена суда, где адвокаты бьют героев в самые больные места: почему Джоанна оставила  мужа и  ребенка? Насколько она стабильна и сможет в будущем дать стабильную жизнь своему ребенку?  Сможет ли Крамер успешно совмещать роль отца, воспитывающего в одиночку,  с карьерой арт-директора? Почему он потерял высокооплачиваемую работу?
Понятно, что хорошего конца (и жили они долго и счастливо) у этой истории нет и быть не может. История глубоко пессимистична. Герои красивы и по меркам общества успешны; их отношениях - это их личное дело; они выглядят прекрасно в модных бежевых оттенков плащах на фоне осеннего Сентрал парка. Но внешняя гармония контрастирует с внутренней разорванностью.  Внутри  них, их ребенка и всех будущих поколений что-то обрушено навсегда.

"Крамер против Крамера" - человек играет против самого себя?
Представьте, вы любили девушку, боготворили ее, писали ей стихи, набрасывали в альбоме ее  профиль.... А выяснилось, что она все это время жила с матросом
нечто подобное по какому-то поводу сказал кому-то режиссер Акимов.
Вот это почувствовала я, дойдя до конца романа



Вот он, Франзен, наш выдающийся современник, блестящий американский романист.

Коротко, суть в чем: Purity,  то бишь, Чистота - имя главной героини романа, молодой прелестной девушки, чудной, честной, доброй, непредсказуемой и стремящейся ко всему самому лучшему, тонкой, деликатной, бьющейся с бедностью, бьющейся об эту жизнь, в которой она никому не нужна кроме своей матери, давшей ей такое странное
имя....

Дальше - спойлер

Её отец - породистый американский журналист: талантливый и мастеровитый. Специалист по журналистким расследованиям, человек, всю жизнь честно, профессионально и качественно  делавший свою работу. Он владеет изданием, специализирующимся на расследованиях. Он - чистый.

Но в этом двухполярном мире есть и грязные. Это те, кто сидит на стоках информации, всякие Ассанжи и проч. - кстати, а он знает про Навального? интересно.

"Эти стоки информации, ликеры  - рвотная масса, заставляющая журналистов копаться, сопоставлять, сокращать и вводить в контекст то, что они в ней находят. Мы, журналисты, не всегда движимы самыми благородными мотивами, но своей работой мы хотя бы вносим вклад в цивилизацию. Мы - взрослые, и стараемся общаться  как взрослые. Ликеры, сидящие на сливах,  больше похожи на дикарей. (...) Их дикарство наивно, как наивен ребенок, который глядя на фильтрующих свои слова взрослых думает,  что они  всегда врут. Фильтрация не лицемерие и не вранье, а социальная норма цивилизации. Ассанж настолько слеп и глух к основам социального функционирования, что он ест руками. Андреас Вольф - человек, полный своих грязных секретов, и он считает, что весь мир - это один большой грязынй секрет".

Стоп. Кто же этот грязный вымышленный персонаж  Андреас Вольф, аналог Ассанжа?
сын крупного партийного функционера в правительстве ГДР,  в советские годы - диссидент, провокатор по натуре, стукач по призванию и совратитель малолетних. Вот она где, грязь-то. В соцлагере, на Востоке. И не отмыться вовек.

Чистый журналист Том и грязный ликер Андреас связаны одним не самым благоухающим секретом в юности. Но к Тому эта грязь не липнет, понятно, он изначально чистый, другое дело Андреас.... который спустя много лет предлагает Тому сотрудничество и получает в ответ нечто вроде манифеста Вашингтнонского обкома

"Я не говорю, что в мире нет места презренным, преступным, мерзким, вонючим, в погоне за славой оскверняющим могилы делам, к которым ты причастен. Но я боюсь, что мой чистый дом не место для всего этого"

That's it, как говорится. Кстати, перевод везде мой, я по-английски читала.

И вот опять - есть мы и есть они, и есть четкая граница - восточная Европа, бывший соцлагерь, левизна, стигма, проклятие. Как там у Барака Хуссейновича было:  три главных врага - вирус Эбола, террористы, Россия.

Причем каждый считает, что если мы это делаем, то во имя цивилизации, если они - то во имя дикарства, разрушения и варварства. В психологии это называется фундаментальная ошибка каузальной аттрибуции

Гамлет в МДТ

Если БДТ был театром наших родителей, который мы еще чуть-чуть застали, то МДТ - наш театр. После Вишневого сада посмотрела сегодня Гамлета. Интересно, живо, злободневно,  да и рецензия в Новой газете носит подходящее название "Мы все в крови" (если еще не  сами знаете в чем).

От Шекспировского Гамлета мало что остается  в текстово-драматургическом плане, все покоцано, сцены, персонажи летают как мячики в руках жонглера. А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего ...

Ну, к делу.

Это Гамлет - Данила Козловский


он крут, что тут говорить. Темперамент, харизма, голос, магнетизм. Не интеллектуал, не хрупкий неврастеник,  но здоровая, одержимая жаждой справедливости биомасса, не чуждая прекрасных порывов. Нетрудно себе представить, кто и что стоит за этим образом.



Додин  из Козловского выжал все что мог.

Офелия - Лиза Боярская, что понятно. Она тоже в своем амплуа: лежит на спине и машет голыми ногами. В остальное время плачет. Красивая, харизматичная. Но рисунок роли какой-то ... однообразный. О женских ролях в принципе   еще ниже скажу.



Ксения Раппопорт (Гертруда) гениальна.  В начале она играет женщину на вершине успеха, с горящими глазами, разделавшуюся наконец с доставшим ее до печенок мужем, получившую свободу, власть и любимую  игрушку - Клавдия. Она в восторге. Только сын вот ей кровь пьет. Поэтому она все чаще парится и думает, что же делать, как ниже на картинке.



Вот Клавдий (Игорь Черневич) меня не убедил. Мне кажется, увы, он не дотягивает до уровня актерского ансамбля этого спектакля. А в том, что в МДТ есть свой звездный актерский ансамбль из вышепеперечисленных Козловского, Раппопорт и Боярской, сомнений нет. Ведь драматургически Клавдий - персонаж крайне важный и осевой: ради него убит Король, он является объектом жгучего вожделения Гертруды... Он должен оправдывать свою роль, Черневич же только топчется и мямлит.

Под конец одержимый своей правдой жестокий тиран Гамлет доводит мать до ручки, она умоляет его дать ей жизни, но не тут-то было...



Она посылает его в Англию, где его должны убить, - но он счастливо избегает этой участи, зато гибнут все невинные, оставиеся на корабле. До этого Гамлет уже успел убить Полония. Затем Гертруда с Клавдием мочат Офелию (не вполне понятно, за что, но по назначению ее Гамлет уже использовал (2 раза), а  дальше так стоять рыдать  невозможно, поэтому мы согласны). Ну и так далее....

Как-то вдруг посреди этого выскакивает тема Крым-наш, нет, серьезно. Типа тиран Гамлет в жажде справедливости захватил какую-то землю... Вы слушаете Эхо Москвы.

Теперь о женщинах. Додин слегка упрощает, мне кажется, говоря, что женщине только одно и надо, и если она это получает, то счастлива (Гертруда), а если нет - рыдает (Офелия). Точка зрения простая и удобная, но однобокая. Но Шекспир, будучи, как известно, коллективным автором,  создав свои пьесы - идеальные драматургические каркасы,  на которых можно что угодно строить и перестраивать, как и с интерпертациями Баха, - не оставил нам своего отношения к персонажам;  не потому ли с ними и можно делать что угодно?

Будущее наступило

Этот пост вдохновлен взволновавшим меня открытием   Hamburg Elbphilharmonie
Ниже - один из десятков первоклассных роликов, посвященных этому событию, советую зайти на их канал в ютубе и посмотреть парочку - эталонное качество.
Я на фб сделала уже пару блестящих имхо постов на эту тему и из ложно понимаемой скромности не хочу здесь дублировать, но факт остается фактом: потрясающее ощущение новизны и перемен, которые все мы можем сегодня наблюдать.

В обсуждениях по этому поводу в фейсбуке прозвучала хорошая мысль: будущее наступило. Да, именно так. Бытие классической музыки в ХХI веке переезжает на новую квартиру и радикально меняет одежды. А что делать тем, кто эстетически подзадержался в XIX веке - скажу ниже, имейте терпение

Здесь не будет многобукав - некогда, только картинки. Судите сами. Одной из первых ласточек была Сиднейская опера - сооружение, обогнавшее свое время (1973), сделанное "на вырост" и сейчас вот только-только приходящееся впору. Сиднейская опера стала символом  Австралии. Здание Мариинки-2 по ряду объективных причин никогда, увы,  не станет в ряд подобных достижений, это очевидно.



Довольно сумасшедший проект начала нулевых - Пекинская опера, гиганская азиатская капля, растворяющаяся в воде




Внутри концертного зала Копенгагена, открытие которого состоялось в 2009 году. Четко видна давняя уже тенденция демократизации концертов классической музыки - нивелирован престиж партера, отовсюду одинаково отлично видно и слышно, зрители сидят "по ту сторону" сцены, видя то, что раньше было надежно скрыто,  каждый элемент зрительного зала центрован на сцену.






Новая филармония Парижа  (2015) - навырост, сильно навырост. Кстати, архитектор Жан Нувель, автор этого здания, также проектировал филармонию в Копенгагене (выше)

макет




в реальности (имхо ужас, отражающий ужас сегодняшнего Парижа)




Стремительно меняется облик афиш. Вообще - афиши это очень интересно, может, в другой раз об этом поподробнее.





Афиша концерта филармонии Сан-Франциско



Кстати, филармония  Сан-Франциско представляет очень классные визуальные решения.

Киномузыка в филармонии Сан-Франциско




Там же. Вот оно, " будущее наступило" - сцена-трансформер легко превращается в площадку для семи-стейдж, и выглядит все это так. Впечатляюще!



Да, невозможно не сказать об оркестрах. В лучших оркестрах уровень сегодня запредельный. Туда берут музыкантов, которые при других обстоятельствах могли бы иметь сольную карьеру. Вернее, предпочли сложной и нестабильной сольной карьере предсказуемую, дающую бОльшие возможности к благополучной сбалансированной  жизни,  оркестровую. Таким образом, нарушается баланс оркестр/солист, оркестр/дирижер.  Слишком часто уровень дарования и мастерства оркестранта не сильно отличается (а бывает и выше) от уровня тех, кто по идее должен быть недостижим.

И климат в таких оркестрах сейчас совсем другой. Меняется статус оркестранта. Посмотрите короткий фильм, иллюстрирующий этот факт.

Меняется и облик солиста. Так нынче выглядит знаменитый скрипач, занятый исполнением "Времен Года" Вивальди.





А так - крутейшая пианистка Юджа Ванг.  А вы что про нее подумали?




Я обещала сказать, что делать старым залам. В перспективе их дело труба имхо, вряд ли следующие поколения музыкантов и слушателей будут выбирать неудобные, устаревшие площадки с неидеальной акустикой, вентиляцией и партерамисо звуковыми провалами в середине, в которых чувствуешь себя примерно  как сельдь в бочке. Однажды словила легкую паническую атаку сидя в середине партера в БЗФ на крайнем у прохода месте. Вдруг представила себе в красках, как теряю сознание и падаю в проход, на красную дорожку, и на меня смотрит весь зал - начиная с оркестра на сцене и заканчивая свисающими архангелами с хоров. Стремно!

Старым площадкам остается брать качеством концертов. Иначе (предсказываю) все для них может окончиться быстрее, чем они думают. Потому что сходить в новый зал и остаться неудовлетворенным исполнением, но получить законное  удовольствие от пребывания в комфортном, красивом, мотивирующем и престижном пространстве это одно, а простоять три часа в гардеробе, не иметь возможности успеть выпить кофе в перерыве и зайти в туалет, потому что везде дикие очереди и толчея, и тд и тп,  и при этом еще не получить никакого впечатления от концерта - другое. Условия выживания старых venues сегодня гораздо более жесткие, нежели  еще недавно и нежели это может показаться на первый взгляд.

Profile

il_canone
Марина Аршинова

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner