?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




вопрос: зачем я одолела 756 страниц этого текста?
1. я болела, и делать ничего больше не могла
2. тема интересная - хроники жизни московского музыканта, сына крупнейшего советского дирижера А.В.Гаука
3. некий своеобразный писательский дар автора,

в котором ему не откажешь, как бы его определить? что-то вроде Папарацци от классической музыки. Ну такое на первый взгляд легкомысленное: Гилельс вышел из подъезда как обычно хмурый, Сараджева на балконе трещит с женой Гаука, про пение Шпиллер шушукались "Наташенька пищит", Женечка Чугаева вечно выпивает со студентами и тд

Просмотрела пару рецензий, все врут, никто держу пари не дочитал не то что до конца - до середины начала, - так вот, они пишут, что это не роман, а жизнеописание. Во-первых, почему жизнеописание это не роман? Во-вторых, это-таки роман, большой грязный желтый роман с единым сюжетом - внешней и внутренней жизнью автора, массой деталей и подробностей, сквозными персонажами и тд. Память у Хауга (я буду его так, по-немецки,  называть, чтобы не было путаницы с его отцом, Гауком)  просто восхитительная, как это бывает у людей, не имеющих детей. Либо дети - либо память, это мой жизненный опыт.

Фабула вкратце такова: до 30 лет жил в родительском доме Большого театра на Тверской. Окончил Мерзляковское училище, Консерваторию, позже преподавал в Мерзляковке ОКФ, пытася создать трио. Создал со скрипачкой Дубровской. Затем (1978) с женой, той же скрипачкой Дубровской эмигрировал и прожил до 1991 в Аугсбурге. Преподавал фортепиано в подобии средней школы и ремесленного училища (fachschule). Играл концерты в основном с Дубровской.  Развелся с Дубровской. После чего (1991) вернулся в Москву, дождавшись смерти матери и освобождения шикарной жилплощади, на которой и воцарился. Пытался играть камерную музыку, со средним успехом, потом с этим завязал, всё. Предположительно рантье.

Поймите меня правильно: сейчас я делаю ровно то, чего хотел от читателя автор, а именно, делюсь с вами впечалением и мыслями от прочитанного.

Итак. Вот интересно: насколько автор контролирует эффект, производимый тем, что он о себе рассказывает? Насколько пытается стать на позицию читателя? Видимо, этим и отличается профессионал от дилетанта. Дилетанту это  пофиг, ему главное выговориться, провести длительный публичный сеанс саморефлексии. Что ж, он этого хотел. Займем же места в первом ряду.

Хауг определяет себя как человека крайне невезучего, причем с самого детства. Все было плохо, все шло не так. Ни детство под крылом всесильного отца, проведенное  буквально при коммунизме, ни дальнейшая ровная без помех дорога (училище-Консерватория - преподавание в Мерзляковке) не ценятся ни в грош. Всё не то, всё не так. Виноваты все вокруг, во-первых родители: зачем вообще стали учить на рояле играть, ведь видели, что он с бОльшим удовольствием рисует?

Действительно, зачем?  И правда, какие ужасные родители.



Затем претензия к отцу, что не отдал в ЦМШ в первый класс, в итоге - недостатки школьного обучения на всю жизнь. Болезнь и смерть отца 15-летний Хауг воспринял равнодушно. Учителей не любил, они были "не те". "Те" были там, где нас нет. Мать стала врагом номер один. Засунула после Консерватории на работу в Мерзляковку. Страшная женщина.  Врагом номер два стала жена Дубровская. Вот ее портрет, та-да-да-дам, готовы?



По словам Хауга, у нее был ужасный характер, хотя в чем именно ужасный, не объясняется. Хауг утверждает, что она была rücksichtslos. Но разве это не то, что  думает 90 из 100 мужчин о бросивших их женах? На деле обстояло так: то ли родители у Дубровской, жившие за городом в смежных комнатах деревянного дома,   больше в музыке соображали, чем Гаук-старший, то ли еще стечение каких обстоятельств, да только была Дубровская, ученица Янкелевича и Чугаевой, победительницей конкурса Тибо-Лонг в Париже, и когда расчехляла свою скрипочку и играла "Цыганские напевы", "Дьявольские трели" и Сонату-балладу Изаи, вопросов к ней не было. Оказавшись на Западе, моментально была рекомендована Герингасом на место концертмейстера камерного оркестра класса А где-то в Баварии с возмоностью сольных выступлений и была принята преподавателем в хохшуле Аугсбурга. Плюс выступления в дуэтах и трио с мужем. В общем, крепкая такая хорошая карьера. Сейчас преподает в хохшуле в Нюрнберге, 2 года учила Юлию Фишер, кстати, одну из лучших молодых скрипачек. Играет сама и записывается.  Жил Хауг за ней как за каменной стеной, в симпатичном домике в пригороде Мюнхена, ездил на новеньком Мерседесе, отдыхал в Италии. До тех пор пока она не хлопнула в ладоши и не сказала: хлопцы, всё.

Вот тут начались неувязки. Политическая обстановка, сложности, экономические проблемы, то-се. Ну не пошло как-то. Накатывала депрессия.

как написал какой-то прагматичный советский музыковед, видимо, ценивший отдых и оздоровленительные процедуры в санаториях Союза композиторов, в статье про Шопена: "разрыв с Жорж Санд не только принес душевные страдания Шопену, но и лишил его возможности отдыхать в Ноане"

Про страдания ни слова, а вот финансовых претензий к Дубровской  - хоть отбавляй. Да только толку-то.

Ничего не сказала рыбка, только хвостиком махнула да уплыла в сине море.

Оставив мать одну примерно так лет на 15, Хауг вспомнил о ней в связи с мыслями о серьезной недвижимости, находящейся на балансе, в Москве и Снегирях. Это не мое смелое  предположение, это написано в книге черным по белому.

Вот тут - драматургически - поворот, тот момент, когда  капризный избалованный, при этом, возможно, не лишенный обаяния молодой человек становится монстром, навсегда пересекшим черту, отделяющую белое от черного, свет от тьмы, добро от зла.

Согласна, что до какого-то момента родители несут ответственность за свои отношения с ребенком (пусть уже взрослым). Но с какого-то момента - "ребенок", как бы он ни был обижен,  ДОЛЖЕН отдать свой долг.

чтобы не развивать эту тему и не  ударяться в банальность, скажу, что само название "хроника маменькиного сынка" очень показательно. Что в нем? Заигрывание, кокетство, намек на протекционизм, - да, конечно. Но здесь еще и big deal of self-indulgence, много само-индульгенции, лучшего перевода не знаю, то есть суть этого характера, - вечный поиск виноватых во всех несчастиях.

У меня другая ассоциация, я бы назвала рассказ Хауга о себе "Хроники перебежчика". Он так часто пересекал границу хорошо/плохо, что перестал это замечать. Рамсы попутал, как у нас говорят. Вернувшись в Москву, пытался манипулировать коллегами и филармоническим начальством, давая понять, что откроет им "выход на запад" - это в 90-е-то, когда есть было особо нечего. Конечно, все были заинтересованы! То есть это мы понимаем, что манипулировал, он же уверяет, что "со всей душой", "друзья", "я всегда, я никогда". Со всей душой обделывал свои делишки,  протаскивал второсортных западных музыкантов на московские филармонические сцены, "в России сейчас любое иностранное имя идет на ура". Он, встречавшийся у подъезда с вдовой Гилельса, он и правда  верил, что поступает правильно? судя по тому, что он об этом пишет, ему совершенно не стыдно.

О, я помню эти мрачные времена. Этих странных профессиональных инвалидов на сценах, к которым наши учителя, кивавшие в классе  на портреты Рубинштейна и Рахманинова, стояли в очереди в артистическую с влажными от умиления глазами, потому что мечтали с их, инвалидов, помощью,  выдурить себе гастроль какую. Трудно их за это осуждать, но и вспоминать неприятно.

Совершенно поражает факт написания (а также правдивый об этом рассказ)  Хаугом заказной "критической статьи" с целью свалить тогдашнюю филармоническую начальницу. То есть Хауг понимал, что дело грязное изначально (о, сколько я такого видела в филармонических коридорах, эти "утра в курятнике"), но рискнул, а вдруг получится? - и написал. А вышло - вы не поверите -  наоборот. Тех, кто хотел подсидеть ту начальницу, самих спихнули, а вот с Хаугом эта начальница дела иметь больше не хотела. Так и закончилась карьера Хауга в Московской филармонии. И почему я не удивлена?

В общем, начиная с возвращения в Москву, он становится способен на любую подлость, если она сулит ему хоть толику выгоды. А самое нтересное - сам же понимает, что совершает что-то не хорошее, но находит и причину это сделать, и оправдание себе. Психопатия, двойная петля Бейтсона?

«двойной связью» или «двойным зажимом» называют ситуацию, когда в отношении одного и того же предмета или явления происходит применение разных, противоречащих друг другу, систем оценивания,
Двойная связь – это ситуация без выигрыша, когда человек оказывается неправ априори, как бы он не поступил

И снова понимешь, насколько первичен врожденный человеческий комплекс данных, насколько он решает судьбу человека, препопределяет его поступки и поведение.

Tags:

Profile

il_canone
Марина Аршинова

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner