Марина Аршинова (il_canone) wrote,
Марина Аршинова
il_canone

Categories:

Поговорим о смыслах?

Я поступила в музыкальную школу Василеостровского района города Ленинграда в 1976 году и окончила ее с отличием по классу фортепиано в 1984. О школе у меня остались очень хорошие воспоминания, особенно если учесть, что  я была звездой школы, лучшей (или одной из лучших) учениц, победителем городских конкурсов, бессменным участником отчетных и прочих концертов, и тд и тп.  Из минусов - в школе, чтобы меня замотивировать, несколько перестарались с моим восхвалением, а поскольку родители мои не музыканты и скорректировать эти восторги не могли,  у меня сложилось неадекватно завышенное представление о собственных способностях и возможностях, и также перспективах. Что привело к весьма чувствительным крахам в нежном подростковом возрасте, но речь, в общем-то, не об этом.

Моя музыкальная школа существовала для меня и для таких как я - детей, готовых к профессиональным занятиям. Прочие там чувствовали себя вторым сортом. Пункт 1 - "Мы не клуб при ЖЭКе, мы работаем на профессиональном уровне" - декларировали учителя, и давали разнорядку: заниматься по 3 часа в день, общеобразовательная школа - побоку, кому это нужно, цель - профессия, все решено, чего еще думать. Кто не тянет  - смотрите пункт1. Я тянула, и примерно десяти лет от роду  обнаружила себя в обнимку с выбранной мне профессией.  О моем потерянном детстве говорили примерно так:  "хорошо живут те, кто с детства научился работать, потом сама спасибо скажешь".

Не сказала.

Просматривалась перспектива, получив "консерваторское образование", занять затем место педагога музыкальной школы.  Что выглядело в глазах моих, хоть и слегка сбитых с толку, но взрослых и разумных  родителей совсем не плохой "профессией для девочки":  интеллигентная, красивая специальность, общение в творческом коллективе, преподавание, удобный график (не с 9 до 6 каждый день), а главное - каникулы и возможность иметь частных учеников. На уровне 1980-го года это был практически  максимум для такой семьи как наша. За такие перспективы мои родители готовы были платить музыкальной школе двадцать два с половиной рубля в месяц  на протяжении восьми лет, что составило итого 1620 (тысячу шестьсот двадцать) рублей, стоимость машины или дачи. Мы были в нижней части пирамиды и должны были на условиях рядовых членов нести в пирамиду не только себя, но и наши деньги, в надежде на будущие прибыли; дети музыкантов обучались в десятилетках более качественно и бесплатно за государственный счет.

Я выполнила и перевыполнила свою часть договора - окончила Консерваторию и аспирантуру.  На торце книжного шкафа в квартире моих родителей висят мои медали с разноцвестными лентами  за победы в международных конкурсах. Где-то в коробках до сих пор пылятся дипломы и прочие доказательства моих блестящих побед.  К тридцати я поняла, что не хочу работать музыкантом, что эта профессия не совместима с нормальной жизнью в моем понимании.  Чтобы заработать, нужно все время куда-то уезжать. Мои педагоги и соученики все время куда-то уезжали, их семейная жизнь трещала по швам. Я не хотела уезжать, мы так не договаривались. Примерно тогда же выяснилось, что желание учиться и желание учить это не одно и то же. Я всегда хотела учиться, но совсем не хотела преподавать. Вот такая незадача.     В активе была маленькая квартирка на канале Грибоедова, купленная в 27 лет на собственные заработанные преподаванием фортепиано в Корее деньги. Мне удалось вовремя вытащить из пирамиды свою долю, вернее, то, что было вложено родителями. В пассиве - категорическое нежелание продолжать в том же духе, и много вопросов серии что делать, кто виноват и как жить дальше.

Мне потребовалось много лет, чтобы в чем-то  разобраться. И когда я вижу, какую панику, неприятие  и истерику в среде профессиональных музыкантов вызывает предложение поговорить о смыслах формального музыкального образования, о миссии музыкальных школ, их целях, а также целях и методах преподавания музыки для любителей, - я понимаю, что вопрос бьет в самую болевую точку.  Вот эта реакция - она и есть неопровержимый симптом. Нет ни смыслов, ни миссии. Есть общие фразы плюс инерция и как-то налаженная рутина, а также  большая неуверенность в завтрашнем дне - 47%  учащихся сегодня не заканчивают обучение, несмотря на наличие бесплатных мест. Школы заполнены на 80%. Очевидно, здесь не все в порядке.

Нет уже той впечатляющей экономики  эпохи развитого социализма, когда муз. школа сама обеспечивала себе львиную часть бюджета за счет оплаты обучения. Сегодня это чисто балласт на госбюджете, но скажите, разве музыкальное образование у нас всеобщее, право на его получение закреплено конституцией, и каждый гражданин имеет право  как на общее, так и на музыкальное образование за государственный счет? Нет ли здесь какой-то системной ошибки? Никто ничего не перепутал?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments