?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети




Позднышев, главный герой повести, человек, убивший жену, сам вызвавший полицию и отделавшийся всего 11 месяцами тюремного заключения, рассказывает о том, что произошло в его жизни. Итак, что же мы можем о нем узнать из его собственных слов? Позднышев достаточно богат, чтобы вести образ жизни, приличный человеку его круга. О семье, родственниках и детских годах героя сведений нет.

  • С юности  фиксировал болезненное внимание на сексуальной сфере жизни. Боялся стать блудником, что, в его понимании "подобно состоянию морфиниста, пьяницы, курильщка";

  • Мысли о женитьбе были окрашены чувствами своей испорченности, вины, "я гваздался в гнезде разврата".  Главным критерием оценки будущей невесты для героя  была ее "чистота": "многих я забраковывал именно потому, что они были недостаточно чисты для меня". Переживал, что девушки не подозревают, насколько распутны мужчины:  "  [в романах] ничего не пишется о том, что было с героем, прежде; ни слова о его посещениях домов, о горничных, кузарках, чужих женах"

  • Постоянно навязчиво философствует о причинах "разврата", ищет их в рационе питания, излишнем и провоцирующим "возбуждение, чувственные эксцессы".

  • Природу своей влюбленности в будущую жену трактует в приземленно-физиологическом ключе: " тотчас же получается возбуждение, которое, проходя через призму нашей искусственной жизни, выразится влюбленьем самой чистой воды, иногда даже платоническим. И я влюбился, как все влюбляются."

  • Высказывает идеи (доходящие до уровня бреда) власти женщин над мужчинами, их опасность для мужчин, страх перед  женскими нарядами:  и хочется крикнуть полицейского, звать защиту против опасности, потребовать того, чтобы убрали, устранили опасный предмет.


Эти данные  позволяют говорить о формировании бредовой настройки. Это еще не бред, но очевидный определенный неконтролируемый  страх,  настороженность и убежденность в опасности, исходящей от женщин.

В период ухаживания за будущей женой проявляется дисгармоничность их отношений:  "Без стыда теперь не могу вспомнить это время жениховства! Какая гадость! Ведь подразумевается любовь духовная, а не чувственная. Ну, если любовь духовная, духовное общение, то словами, разговорами, беседами должно бы выразиться это духовное общение. Ничего же этого не было. Говорить бывало, когда мы останемся одни, ужасно трудно. Какая-то это была сизифова работа. Только выдумаешь, что сказать, скажешь, опять надо молчать, придумывать"

Позднышев женится на достойной девушке своего круга, дочери обедневшего дворянина, в которую влюблен. На четвертый день после свадьбы жена стала упрекать Позднышева  "в эгоизме и жестокости", в том, что он ее не любит.  Лицо жены выражало "полнейшую холодность и враждебность, ненависть".  Позднышев с ужасом понимает, что попал в ловушку, женитьба не принесла счастья, а наоборот, принесла  "нечто очень тяжелое" .

Интересно, что произошло в эти четыре дня? Каким образом Позднышев умудрился вызвать в девушке такую ненависть? Толстой об этом умалчивает.

Свое отношение к жене в первый период их брака Позднышев описывате как циклическое. Описание Толстым этой цикличности по достоинству  оценили бы  психиатры: Период любви — период злобы; энергический период любви — длинный период злобы, более слабое проявление любви — короткий период злобы. 
Описание так же подходит и под известный паттерн характерных для отношений с нарциссом "качелей" .

Здесь же впервые возникает идея ревности - на этот раз, к врачам, которые наблюдали жену в период ее беременностей и после родов и "цинически раздевали и ощупывали ее везде, за что я должен был их благодарить и платить им деньги"
Мотив ревности не осознается Позднышевым  как патологический. Вообще критики к своим суждениям, чувствам и убеждениям у Позднышева нет. Все, что приходит ему в голову, минуя фазы мысленных контрастных рассуждений, воспринимается как истинное, верное.

Забегая вперед, мы так и не понимаем, раскаивается ли Позднышев в убийстве своей жены, или во всем себя оправдывает.

За 8 лет жена рожает Позднышеву пятерых детей.  Периоды между беременностями жены представляются для Позднышева критическими. Он боится, что ничто уже ей не помешает предаться чувственности с другими мужчинами, и он не сможет за этим ни уследить, ни противостоять. Подозрительность в отношении жены, несмотря на отсутствие каких-либо оснований (жена проводила дни дома, занимаясь  детьми), начинает нарастать с каждым днем.

Здесь уже можно говорить о ходе мыслей Позднышева, позволяющем назвать его паранойальным психопатом с его убеждениями о правильном и неправильном и готовности за эти убеждения бороться.

Родив пятерых детей, жена принимает решение больше не рожать.  Это повергает Позднышева в ужас. Он так описывает жену в этот период: Она была во всей силе тридцатилетней нерожающей, раскормленной и раздраженной женщины. Вид ее наводил беспокойство. Она была как застоявшаяся, раскормленная запряженная лошадь, с которой сняли узду. Узды не было никакой, как нет никакой у 0,99 наших женщин. И я чувствовал это, и мне было страшно.

Взаимоотношения Позднышева и жены претерпевают изменения: между нами было та страшная пучина, о которой я вам говорил, то страшное напряжение взаимной ненависти друг к другу, при которой первого повода было достаточно для произведения кризиса. Ссоры между нами становились в последнее время чем-то страшным и были особенно поразительны, сменяясь тоже напряженной животной страстностью.
Я ведь, (...)  был несколько раз на краю самоубийства, а она тоже отравлялась.


Пожалуй, ни одна работа психологов на тему созависимости не передает ее сущности так ярко, как эти описания Толстого, поражающие своей точностью.

Окончание здесь

Jul. 17th, 2011

А я, кстати, в Пярну. Причем со среды. Но как-то не знала, как об этом написать. Я и сейчас не знаю.

И я не знаю, как мне сказать об этом....
Недаром в доме все зеркала из глины....
Чтобы с утра не разглядеть в глазах....
Снов о чем-то большем...

(Б.Гребенщиков)

В Пярну я взросла и вышла в жизнь. Каждое лето, с 1977 по 1988.... Творог "домашний сыр", тминный хлеб, булочки с ванилью, кисель со взбитыми сливками....Сидение на белом нежном песке и озабоченный мамин взгляд в небо: опять тучи, ветер, холодно, одеваемся, пойдем, нет, вроде снова солнце, ничего, остаемся, распогодится, черт возьми, опять небо затянуло, доколе....Потом, в предпубертате - стекляшка со столом для настольного тенниса, компания, игра, разговоры с утра до вечера. Туда приходили играть дети с родителями, чаще мальчики с папами.
Мама требовала идти на пляж, но меня из стекляшки за уши было не оттащить. Там 10 лет от роду, я узнала, кто такие диссиденты, почему сидят "в отказе", кто такие Солженицын, Сахаров, Наум Щаранский и пр. А часто упоминаемый чей-то родственник Михаил Моисеевич - это, кстати, был Ботвинник. Часто говорили о Каспарове. В Пярну долгие годы отдыхали Давид Ойстрах и Аркадий Райкин, в Пярну жил Давид Самойлов.
Дальше - больше, "взрослая" компания, та, в которой я, Слава Б-гу, и есть до сих пор, гулянья по бульварам, вечера на пляже, вечера на скамейке за курзалом, найденной позавчера, через 20 лет, где играли в шарады, читали "По направлению к Свану", спорили о кино, выглядывали на тропинку из-за кустов: когда же он/она придет, крытая летняя эстрада, где устраивали поэтические вечера (несколько ребят писали стихи). Мечтали об Америке, о Калифорнии и Нью-Хэйвене, представляли себе, что мы не в Пярну, а где-то в Швеции, то есть вырвались, ускользнули, проскочили. Шел 85-й год, и никто не мог себе представить, что все случится так скоро... Почти все сразу и ускользнули. Живут сейчас в Калифорнии, в Бостоне, в Нью-Йорке, в Тель Авиве, в Герцлии. Все, кажется, состоялись и профессионально, и в личном. Некоторые вообще сильно преуспели, что, в общем, не удивительно. Мы все тогда в Пярну словно оказались в нужное время в нужном месте.
и вот, спустя 23 года (какие страшные цифры) я снова в Пярну со своей семьей и детьми. Мне кажется, ничего не изменилось. То есть, я вижу и не вижу одновременно новые дома и шикарные спа центры, так как сквозь них проступают черты прошлого, как та скамейка у курзала, детская площадка, взгляд в сторону моря, одновременно резкий и теплый порыв ветра, старинная улочка в центре, казавшаяся когда-то большой и широкой...

Сны о чем-то большем.....

Tags:

Profile

il_canone
Марина Аршинова

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner