Category: криминал

Джонатан Франзен. "Чистота"

Представьте, вы любили девушку, боготворили ее, писали ей стихи, набрасывали в альбоме ее  профиль.... А выяснилось, что она все это время жила с матросом
нечто подобное по какому-то поводу сказал кому-то режиссер Акимов.
Вот это почувствовала я, дойдя до конца романа



Вот он, Франзен, наш выдающийся современник, блестящий американский романист.

Коротко, суть в чем: Purity,  то бишь, Чистота - имя главной героини романа, молодой прелестной девушки, чудной, честной, доброй, непредсказуемой и стремящейся ко всему самому лучшему, тонкой, деликатной, бьющейся с бедностью, бьющейся об эту жизнь, в которой она никому не нужна кроме своей матери, давшей ей такое странное
имя....

Дальше - спойлер

Её отец - породистый американский журналист: талантливый и мастеровитый. Специалист по журналистким расследованиям, человек, всю жизнь честно, профессионально и качественно  делавший свою работу. Он владеет изданием, специализирующимся на расследованиях. Он - чистый.

Но в этом двухполярном мире есть и грязные. Это те, кто сидит на стоках информации, всякие Ассанжи и проч. - кстати, а он знает про Навального? интересно.

"Эти стоки информации, ликеры  - рвотная масса, заставляющая журналистов копаться, сопоставлять, сокращать и вводить в контекст то, что они в ней находят. Мы, журналисты, не всегда движимы самыми благородными мотивами, но своей работой мы хотя бы вносим вклад в цивилизацию. Мы - взрослые, и стараемся общаться  как взрослые. Ликеры, сидящие на сливах,  больше похожи на дикарей. (...) Их дикарство наивно, как наивен ребенок, который глядя на фильтрующих свои слова взрослых думает,  что они  всегда врут. Фильтрация не лицемерие и не вранье, а социальная норма цивилизации. Ассанж настолько слеп и глух к основам социального функционирования, что он ест руками. Андреас Вольф - человек, полный своих грязных секретов, и он считает, что весь мир - это один большой грязынй секрет".

Стоп. Кто же этот грязный вымышленный персонаж  Андреас Вольф, аналог Ассанжа?
сын крупного партийного функционера в правительстве ГДР,  в советские годы - диссидент, провокатор по натуре, стукач по призванию и совратитель малолетних. Вот она где, грязь-то. В соцлагере, на Востоке. И не отмыться вовек.

Чистый журналист Том и грязный ликер Андреас связаны одним не самым благоухающим секретом в юности. Но к Тому эта грязь не липнет, понятно, он изначально чистый, другое дело Андреас.... который спустя много лет предлагает Тому сотрудничество и получает в ответ нечто вроде манифеста Вашингтнонского обкома

"Я не говорю, что в мире нет места презренным, преступным, мерзким, вонючим, в погоне за славой оскверняющим могилы делам, к которым ты причастен. Но я боюсь, что мой чистый дом не место для всего этого"

That's it, как говорится. Кстати, перевод везде мой, я по-английски читала.

И вот опять - есть мы и есть они, и есть четкая граница - восточная Европа, бывший соцлагерь, левизна, стигма, проклятие. Как там у Барака Хуссейновича было:  три главных врага - вирус Эбола, террористы, Россия.

Причем каждый считает, что если мы это делаем, то во имя цивилизации, если они - то во имя дикарства, разрушения и варварства. В психологии это называется фундаментальная ошибка каузальной аттрибуции