?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: образование

Поговорим о смыслах?

Я поступила в музыкальную школу Василеостровского района города Ленинграда в 1976 году и окончила ее с отличием по классу фортепиано в 1984. О школе у меня остались очень хорошие воспоминания, особенно если учесть, что  я была звездой школы, лучшей (или одной из лучших) учениц, победителем городских конкурсов, бессменным участником отчетных и прочих концертов, и тд и тп.  Из минусов - в школе, чтобы меня замотивировать, несколько перестарались с моим восхвалением, а поскольку родители мои не музыканты и скорректировать эти восторги не могли,  у меня сложилось неадекватно завышенное представление о собственных способностях и возможностях, и также перспективах. Что привело к весьма чувствительным крахам в нежном подростковом возрасте, но речь, в общем-то, не об этом.

Моя музыкальная школа существовала для меня и для таких как я - детей, готовых к профессиональным занятиям. Прочие там чувствовали себя вторым сортом. Пункт 1 - "Мы не клуб при ЖЭКе, мы работаем на профессиональном уровне" - декларировали учителя, и давали разнорядку: заниматься по 3 часа в день, общеобразовательная школа - побоку, кому это нужно, цель - профессия, все решено, чего еще думать. Кто не тянет  - смотрите пункт1. Я тянула, и примерно десяти лет от роду  обнаружила себя в обнимку с выбранной мне профессией.  О моем потерянном детстве говорили примерно так:  "хорошо живут те, кто с детства научился работать, потом сама спасибо скажешь".

Не сказала.

Просматривалась перспектива, получив "консерваторское образование", занять затем место педагога музыкальной школы.  Что выглядело в глазах моих, хоть и слегка сбитых с толку, но взрослых и разумных  родителей совсем не плохой "профессией для девочки":  интеллигентная, красивая специальность, общение в творческом коллективе, преподавание, удобный график (не с 9 до 6 каждый день), а главное - каникулы и возможность иметь частных учеников. На уровне 1980-го года это был практически  максимум для такой семьи как наша. За такие перспективы мои родители готовы были платить музыкальной школе двадцать два с половиной рубля в месяц  на протяжении восьми лет, что составило итого 1620 (тысячу шестьсот двадцать) рублей, стоимость машины или дачи. Мы были в нижней части пирамиды и должны были на условиях рядовых членов нести в пирамиду не только себя, но и наши деньги, в надежде на будущие прибыли; дети музыкантов обучались в десятилетках более качественно и бесплатно за государственный счет.

Я выполнила и перевыполнила свою часть договора - окончила Консерваторию и аспирантуру.  На торце книжного шкафа в квартире моих родителей висят мои медали с разноцвестными лентами  за победы в международных конкурсах. Где-то в коробках до сих пор пылятся дипломы и прочие доказательства моих блестящих побед.  К тридцати я поняла, что не хочу работать музыкантом, что эта профессия не совместима с нормальной жизнью в моем понимании.  Чтобы заработать, нужно все время куда-то уезжать. Мои педагоги и соученики все время куда-то уезжали, их семейная жизнь трещала по швам. Я не хотела уезжать, мы так не договаривались. Примерно тогда же выяснилось, что желание учиться и желание учить это не одно и то же. Я всегда хотела учиться, но совсем не хотела преподавать. Вот такая незадача.     В активе была маленькая квартирка на канале Грибоедова, купленная в 27 лет на собственные заработанные преподаванием фортепиано в Корее деньги. Мне удалось вовремя вытащить из пирамиды свою долю, вернее, то, что было вложено родителями. В пассиве - категорическое нежелание продолжать в том же духе, и много вопросов серии что делать, кто виноват и как жить дальше.

Мне потребовалось много лет, чтобы в чем-то  разобраться. И когда я вижу, какую панику, неприятие  и истерику в среде профессиональных музыкантов вызывает предложение поговорить о смыслах формального музыкального образования, о миссии музыкальных школ, их целях, а также целях и методах преподавания музыки для любителей, - я понимаю, что вопрос бьет в самую болевую точку.  Вот эта реакция - она и есть неопровержимый симптом. Нет ни смыслов, ни миссии. Есть общие фразы плюс инерция и как-то налаженная рутина, а также  большая неуверенность в завтрашнем дне - 47%  учащихся сегодня не заканчивают обучение, несмотря на наличие бесплатных мест. Школы заполнены на 80%. Очевидно, здесь не все в порядке.

Нет уже той впечатляющей экономики  эпохи развитого социализма, когда муз. школа сама обеспечивала себе львиную часть бюджета за счет оплаты обучения. Сегодня это чисто балласт на госбюджете, но скажите, разве музыкальное образование у нас всеобщее, право на его получение закреплено конституцией, и каждый гражданин имеет право  как на общее, так и на музыкальное образование за государственный счет? Нет ли здесь какой-то системной ошибки? Никто ничего не перепутал?



В конце августа прошлого года я, подавив в себе лень, неуверенность и всякие не имеющие отношения к делу  мысли, записалась на  начальный курс А 1-1 в Гете институт. Сегодня я закончила уже третий курс А 2-1 и в четверг иду на четвертый А 2-2. Поскольку это, бесспорно, если не главное, то одно из наиболее вдохновляющих впечатлений и достижений этого года, хочу поделиться подробнее всем, что с этим связано. Вдруг кому-то будет интересно или пригодится.

Итак, сначала организационное. Первые два курса шли в обычном режиме: длительность 3 месяца, занятия 2 раза в неделю по 3 академических часа плюс домашние задания (весьма щадящие, как я сейчас уже понимаю), плюс 3-4 теста за курс и вуаля. В мае начался первый интенсивный курс - те же 81 час утрамбованы в 4 недели, 20 учебных дней. 4 часа в день плюс значительное домашнее задание, не выполнив которое нет шансов на успешное продвижение. Это довольно изматывающий график, выдержать который можно только имея возможность посвящать 5-6 часов в день немецкому и сильную мотивацию.

Чтобы получить диплом о прохождении уровня, нужно пропустить не больше трети занятий плюс  успешно написать все тесты.  Успешно это: меньше 8% ошибок - sehr gut, меньше 19% - gut, меньше 23% - befriedigend, последняя "проходная" градация ausreichend - меньше 50%.  У меня примерно половина работ в зоне gut, и cтолько же  befriedigend, итоговая - gut. Если вы маньяк оценок, то здесь расписано все подробно. Тест включает от 60 до 120 пунктов. Если вы выполнили план, вас автоматически переводят на следующий курс, если нет - предлагают повторить этот. Имея  только эту информацию, можно сделать выводы о четкости, продуманности и требовательности системы.

Тех, кто приходит на не начальный курс со стороны, тестируют, поэтому группы (до 15 чел)  реально составлены так, что все примерно в равном положении. Тут вот меня посетило первое удивление. Далеко не все из тех, с кем я занималась в трех разных группах, как я, с нуля начали учить немецкий. Там были те, кто учил его в школе и даже  в институте и после сдачи теста был определен в начальную группу (!). Представьте качество обучения немецкому в наших школах  и вузах  плюс количество затраченных на это  часов. Например, 6 лет изучения немецкого в школе по 2 часа в неделю плюс 4 года в вузе, итого по количеству часов -  примерно 600 часов, почти 8 уровней Гете-института. Это свободное владение уже должно быть. Делаем  выводы.

Состав учащихся в трех разных группах был примерно однородный. На 70% это студенты старших курсов вузов, планирующие дальше учиться в Германии, остальные либо связаны с Германией родственными узами (мужья-жены, прочая родня), либо немецкий им нужен для профессиональных  целей, например, один человек решил поменять карьеру  банковского менеджера на спортивного (футбол)  и его партнеры - немцы из Кельна или бизнесвумен, продающая мебель из Германии. Средний возраст учащихся примерно 26 лет, что бодрит конечно. Причем в основном это очень умные ребята, высокобалльники, студенты лучших вузов и тд, то есть выжить рядом с ними не просто.

Гете-институт является подразделением отдела культуры Консульства Германии и функционирует в едином виде во всем мире. Меня восхищает то, как все в нем организовано. Например, использование площадей. Курсы, на которых занимается ежедневно в интенсивном режиме до 500 человек, расположены на скромной территории - этаж бизнес-центра на Мойке. Примерно 7-8 небольших классов, секретариат, приемная, учительская, еще пара кабинетов, небольшой холл... Все очень скромно и функционально. Никогда нет скопления народа, давки в узком коридоре и тд. Каждая операция (получение информации, решение проблем, оплата, получение паролей от вай-фая) отрегулирована и работает как часы. Все это дает возможность чувствовать себя в безопасном надежном пространстве, что очень приятно.

Преподаватели наши (из троих двое преподают в СПбГУ на филфаке), видимо, проходят продготовку именно по методике Гете-института и вообще в их поведении и стиле ведения урока есть приятное единообразие. Инна Вороновская - очень волевой, сильный педагог, местами даже жесткий. Ирина Волкова - милая женщина, у меня не сложилось впечатления, что она много сил вкладывала в работу с нашей групой, но, благодаря 100% методике, ученики не зависят полностью от того, насколько их прессует учитель. Хотя, конечно, с  сильным результаты будут выше, но сработает методика с любым, то есть вы научитесь, если будете ходить на занятия и делать домашние задания. Последний курс вела Елена Савелова. Вот кто пахал по-настоящему! Она ежедневно проверяла по 5-6 листов домашних заданий (около 70 работ), и вообще, в ее бэкграунде работа в школе, а для начального этапа обучения, мне кажется, такой опыт незаменим. Она буквально вбивала в нас падежи, местоимения, формы глаголов.

О методике. Первые два курса мы делали по учебнику MENSCHEN, вторые - по SCHRITTE Int. Преимущество первого - лучше дана лексика для запоминания, второго - совмещает в себе учебник и рабочую тетрадь, хорошие тексты и сама выборка по культуре немецкоязычных стран - от истории швейцарского ножа до театра Пины Бауш. В целом, поскольку обучение не заточено узко, а должно подготовить к жизни в Германии и восприятию немецких реалий, большинство тем - бытовые, много "кухаркиного" языка - кастрюли, сковородки, праздничные гирлянды, сдача, чек, счет, рука-нога-голова. Но знание этой бытовой лексики -  как мусор в углах. Его нельзя оставлять за неважностью. Нужно знать как будет майка, подушка и гамбургер. Хоть это и не так интересно. Кроме заданий в рабочей тетради по лексике, ситаксису и грамматике, есть много дополнительных пособий, которые копируются и выдаются в виде листков. За время интенсивного курса у меня скопилось около 200 таких листков - еще один учебник.

Об обучении. Тема для меня актуальная, так как я прохожу сама во второй раз в жизни со своими детьми сейчас то, что назвается процесс обучения,  unterricht. Для меня сегодня ясно: великолепный преподаватель, лучшая методика, все хорошо, но то, что происходит в классе - это еда, вытащенная учителем из холодильника, разогретая и поставленная перед носом ученика с воткнутой в нее ложкой (или вилкой). Съесть ее за ученика преподаватель не может, съесть - это дело ученика. То, как он ест ее на уроке, и, главное, дома, - вот что по-настоящему имеет значение и делает ту самую разницу. Понять правило может каждый дурак, а вот сделать без ошибок 25 упражнений на это правило,  в 23-м заметить подвох, разобраться в нем и окончательно понять на уровне овладеть, в том числе, в быстром темпе, вот это и называется съесть. Сколько людей, и среди них педагоги, не имеют представления об этом! Как часто школьное обучение закачивается "оглашением меню", то есть перечислением тем и правил, без попытки овладеть этим материалом, что, в сущности, потерянное зря время!

Предвижу вопросы - зачем мне все это, почему я учу немецкий

Ответ: есть такое желание. И потребность

про школу

Захотелось вспомнить про школу, про мой класс, в котором я отучилась восемь лет. Да, кстати, образование у меня - восемь классов, увы. Все время приходится что-то подучивать, подчитывать и тд

так вот, обычная восьмилетняя школа в Кировском районе. 45 учеников в классе. Срез жизни в чистом виде. Вуаля.
до четвертого класса в нашем классе учился мальчик по имени Женя Дубцов. Потом он ушел в математическую школу. Это был совсем особенный ребенок, как говорят в музыкальном образовании, "с комплексом". Он, кажется, многого добился в жизни, стал математиком, занимает какие-то посты. Не удивительно. Это было ясно еще в первом классе. Я, как бывший педагог, выделила бы в нем два момента: качество сосредоточенности на занятиях и уровень отделки работ. Для Жени что-то не доделать, не додумать, недооформить было органически невозможно. Все силы он тратил только на работу, на занятия, не очень обращая внимания на остальное.

Был мальчик по имени Володя. Он был олигофрен. Сидел сбоку на третьей парте, на него никто не обращал внимания, на переменах он умеренно возился, а возвращаясь в класс, сидел и спал с открытми глазами. Ни разу ни слова не произнес. За все восемь лет.

Был мальчик по имени Дима. Там была, как я сейчас понимаю, какая-то форма аутизма. Периодически он разговаривал со стеной, иногда впадал в какое-то страшное отчаяние ( вот я пишу это и мне не хорошо), плакал, бил с размаха кулаком по столу. Учился очень плохо, хоть и старался. Над ним смеялись

Была девочка Саша. Она была одаренной отличницей. (В классе была еще одна отличница, но она выезжала на зубрежке) Прекрасно соображала в математике, физике и химии. Такой естественно-научный мозг. Насмешливая, дерзкая, она была очень порядочной и честной. Ее все уважали. Впоследствии Саша окончила матмех нашего университета, вышла замуж, родила  и больше не работала. У нее не было, к сожалению, карьерных амбиций, может, потому, что доказывать никому ничего не нужно было? все и так понимали.

Еще одна девочка, Юля, увлекалась архитектурой. Она училась в художественной школе и по выходным выезжала с папой в центр, где они бродили, рассматривая дома. От нее я впервые услыхала имена Шехтеля, Баженова, Растрелли. Она была еще и яростной болельщицей "Спартака" и поклонницей Рината Дасаева. Из хоккеистов отдавала предпочтение  Билялетдинову. Мы дружили, и я знала про них все. Юля окончила архитектурно-строительный институт и стала серьезным архитектором, проектирует трассы, дороги.

Самым лучшим мальчиком в классе был Боря. Он был просто очень славный парень, с хорошими способностями и задатками, чего нельзя было сказать о большинстве наших мальчиков, увы. Ему не было 30-ти, когда он покончил с собой. Подробностей не знаю.

И был еще такая Инка - ад учителей. Почему ад? Она разбивала своим существованием стройные теории о том, каким должен быть ученик или ученица. Инка могла придти в платье надетом швами наружу, забыв все учебники и тетради. То, что она не забывала, она ломала или теряла, а что не теряла, путала. Выводила из себя классную руководительницу - та умоляла не класть мокрую тряпку на мел, а Инка клала. Не со зла, она просто не могла врубиться, что от нее хотят. Оценки у нее были не фонтан - между тройкой и четверкой, сопровождаемые  тяжелым учительским вздохом. При этом, я сейчас это понимаю, она была настоящим, беспримесным талантом, может быть, самым ярким на нашем горизонте. И соверешенно неоцененным в школе. Читала она запоем все подряд - а память у нее была фотографическая. Могла со скоростью 200 слов в минуту рассуждать о розенкрейцерах, научной фантастике или эпохе Просвещения. И никому это было не нужно. Одноклассники ее считали дурой, а учителя, в основном, жены военных, они и слов-то таких не слыхивали, розенкрейцеры, надо же, придумают еще,  "не серьезной и очень несобранной". Но подлинные чудеса она являла на математике, решая задачи, которые не мог решить никто. Отходила от доски на шаг, склоняла голову к плечу, смотрела - и шла записывать решение. Никто не понимал, как это у нее получается. В седьмом классе, когда наша учительница ушла на пенсию, а вместо нее появилась новая математичка - тусклая выпускница пединститута, и весь класс дружно сполз на тройки, Инка без напряжения и не особо вдаваясь, читая Фейхтвангера под партой, строчила контрольные на пятерки себе и остальным.

Ее мама была, как теперь бы сказали бизнес вумен, товаровед в универмаге, ходили слухи, что она может достать дефицит, и Инка росла сама по себе. Мать настраивала ее на поступление в Финэк. Но потом, я слышала, они уехали в Израиль. Надеюсь, там Инка обрела нужную для себя среду и признание.

вот, что вспомнилось
Musin_OK


Таким его помню я. Это был скромнейший человек, восьмидесяти с лишним лет, каждый понедельник приходивший в свой класс на втором этаже Консерватории. Его сопровождала пестрая толпа студентов и стажеров из разных стран, В его классе числилось их множество, на занятиях все места были всегда заняты. Чем он знаменит? - Он учитель Темирканова, Гергиева, Синайского, Бычкова, Симеонова, Димитриади, Джемала Далгата (кстати, кто не знал, последний - дедушка главного дирижера Михайловского театра Михаила Татарникова), Арнольда Каца, Владислава Чернушенко,Тугана Сохиева и многих других.

И.Мусин, Э.Грикуров, Н.Рабинович, А.Мелик-Пашаев и другие – корифеи знаменитой на весь мир ленинградской дирижерской школы, ученики Николая Малько и Александра Гаука. Учениками же другого великого учителя Николая Рабиновича были Неэме Ярви, Юрий Симонов, Марис Янсонс.

Илья Александрович Мусин был добрейший и, как я уже писала, скромнейший человек. Кротость у него написана на лице. Помню, как он показывал ученикам движения кистью. Помню, все почему-то проходили у него Первую симфонию Брамса. Он в последние годы после смерти жены был очень одинок, несмотря на всю шумиху и почет, который ему оказывали в Консерватории. Умер он в возрасте 96 лет, как мне рассказывали, в больнице из-за ошибки врачей: он попал по скорой, они не знали, что у него стоит кардиостимулятор и что-то там не то сделали.

Как и его учитель фортепиано Самарий Савшинский, автор нескольких маленьких книжечек об игре на рояле, которые "томов премногих тяжелее", как выражается Леонид Евгеньевич Гаккель, Мусин писал тонкие и очень умные книжки о сути и технике дирижирования.

Tags:

Посмотрела по рекомендации друзей. И поскольку эти самые друзья не могут со мной сейчас разговаривать про это по телефону, я расскажу всем, что думаю. 
Ну во-первых. Неправильно, я бы даже сказала, нечестно взят тон изначально Дуней Смирновой.  Помните, за что прогнали Горенштейна? за фразу : а вот теперь пусть это дарование, которое нам преподнесли, этот аул, нам сыграет .... И тд и тп, за точность не ручаюсь, хоть смысл передаю верно. Вот так же и Дуня: ну дадим девочке возможность, ну всем же хотелось в молодости дать интервью, ну путь даст, от нас не убудет. Это очень нечестный заход, ибо:
сами же пригласили. Кто чего здесь хочет? Я, может тоже хочу, но меня же не пригласили! А Веру пригласили. Значит, это они хотят, правильно? А она просто согласилась. Дуня так и начала: Вы хотите дать интервью? На это в принципе нужно было бы Вере ответить: ну вы ж позвали, значит это вы хотите. 

Почему я так долго сижу на этом? Потому что начало очень важно, оно определяет дальнейшее. И начало, заметьте, жульническое, а Вера не смогла или почему-то не захотела сразу же расставить все по своим местам.

Главное же жульничество заключалось в том, что почему-то никто из ведущих не рассказал, что Вера Полозкова, простая московская девочка, без денег, громкого имени родителей, без покровителя, вне политики, спорта и культуры (на одном дыхании, заметьте) к своим 20 годам стала очень известна. Причем не загулами, скандалами или успехами в модельном или шоу бизнесе. А своими, блин, стихами. Ну почему никто об этом слова не сказал? почему сделали вид, что это не важно? Почему по умолчанию разговаривали с ней как с модной тусовщицей, почему специально в разы приуменьшили ее масштаб?

Почему ведущие с дрожью умиления перечисляют заслуги одних своих гостей, и закрывают глаза на ошеломительный, феноменальный  успех Веры Полозковой, и вместо того, чтобы говорить о том, как это случилось, и анализировать, чем все это примечательно, навязали ей идиотский спор, учили ее жизни, наставляли,  хоть она ни о чем подобном не просила. 

Энергии Веры хватило минут на 20, она замечательно искренне и точно рассказала о своей маме, о том, чем сейчас занимается, и, опять же, никто не сказал: какая она искренняя, честная и смелая девочка, а вместо этого стали подозревать: а чей-то ты все время говоришь "мы"?  У поэта, писателя так не бывает. Что-то с тобой не то, тебе наверное  в кино дорога.  Потом Вера как-то сдулась, пошла на поводу глупого разговора ни о том, и вторая половина была уже посвящена Дуниным непрошенным  нравоучениям.

Под маской приятной беседы какие-то во  всем этом ужасные этические нарушения.  неуважение к личности. Совковое такое, деревенское, не скрывающее своей подоплеки: нечего! Нечего тут.
Толстая  была лучше. ей Вера нравилась, рыбак рыбака видит издалека, в смысле талант обычно чует другой талант, да и возрастная дистанция безопасная, она только напряглась, когда Вера сказала, что не выполняет обязательств. Дуня же, чей путь больше напоминает, извините, зигзаги мухи, принялась учить Веру цельности. Она явно воспринимает Верин успех болезненно.  Как победу более молодой, сильной, красивой и, конечно же, талантливой соперницы. Соперницы - потому что Дуня тоже на этом поле играет - на поле искренности. Она всем своим видом вопиет: здесь я отвечаю за разрыв рубахи на груди. И снисходительно оценивает Веру как девочку хорошую, но обычную. Ничего особенного. 

Ладно, на этом закончу, если кому интересно, можно развить тему в комментах, а нет - и ладно.

Умер Никита Долгушин

Я его считаю одним из своих учителей в большом смысле этого слова. Так-то мы вряд ли с ним 10 слов друг другу сказали. И тем не менее. Он меня выделял, а я не сводила с него глаз, он был во всех своих проявлениях супервыразителен. На его кафедре работали женщины, которые служили ему. Такое не часто встретишь. Я о нем  уже писала здесь, здесь  и здесь. Его связывали особые отношения с его женой. Она была значительно его старше, грузинская княжна, которая всю жизнь его пестовала, как мать, была предана, как сестра, понимала как лучший друг и всегда была рядом. Я не знаю точно, когда она ушла, но уверена, что он без нее жить не смог. Не захотел. RIP, Никита Александрович, Вы там ее непременно встретите

Profile

il_canone
Марина Аршинова

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner