Category: отношения

"Крейцерова соната" Льва Толстого. Клинико-психологический разбор личности жѢноубийцы, часть вторая




Начало здесь

Итак, появляется третий недостающий персонаж драмы - "любовник". Скрипач, некто Трухачевский (обратите внимание на фамилию, которую дает этому персонажу Толстой), с которым жена могла бы музицировать в ансамбле. Причем эта мысль пришла в голову именно Позднышеву, это была его полностью его идея, он настаивал на их совместном музицировании. Все это называется  экстернализацией. И тут же начинает прирастать бредовые интерпретации

С первой минуты как он встретился глазами с женой, я видел, что зверь, сидящий в них обоих, помимо всех условий положения и света, спросил: «Можно?» — и ответил: «О да, очень»

этот человек должен был не то что нравиться, а несомненно без малейшего колебания должен был победить, смять, перекрутить ее, свить из нее веревку, сделать из нее все, что захочет. Я этого не мог не видеть, и я страдал ужасно.

Здесь интересно "смять, перекрутить ее, свить из нее веревку, сделать из нее все, что захочет".  Позднышев говорит о жене как о вещи, принадлежащей ему.  И он боится, что эту вещь у него заберут и станут владеть ею.

Толстой прекрасно объясняет в двух словах сущность патологической супружеской ревности - страх быть ограбленным, тайно или прилюдно.

Дальнейшее повествование посвящено тому, как Позднышев искал, жаждал и находил "доказательства" если не свершившейся, то бесспорно готовящейся измены

Лежу в кабинете и злюсь. Вдруг знакомая походка. И в голову мне приходит страшная, безобразная мысль о том, что она, как жена Урии, хочет скрыть уже совершенный грех свой и что она затем в такой неурочный час идет ко мне.

А вот и первый эпизод насилия:

Мне в первый раз захотелось физически выразить эту злобу. (...) Убирайся, или я тебя убью! — закричал я, подойдя к ней и схватив ее за руку.

Итак, еще раз: любые угрозы гетеро- или аутоагрессии нужно принимать всерьез.

Далее - сцена званого вечера, на котором жена и скрипач исполняли "Крейцерову сонату", с знаменитым описанием первого Аллегро. Нас в данном случае интересует не столько магия проникновения Толстым в ярость и отчаяние этой музыки, сколько упоминание Позднышева о своем тщеславии, о гордом чувстве собственника, который он испытывал, демонстрируя гостям свою жену за роялем.  Обладание и контроль над женой становится для Позднышева сверхценной идеей, а страх потери этого обладания - главным кошмаром

И, наконец, дело идет к развязке. Толстой очень хорошо описывает внезапно охватившее Позднышева сильнейшее волнение при прочтении невинного письма жены.

Через два дня я уехал в уезд в самом хорошем, спокойном настроении простившись с женой. В уезде всегда бывало пропасть дела и совсем особенная жизнь, особенный мирок. (....) На другой день мне в присутствие принесли письмо от жены. Я тут же прочел его. (..) Кроме того, что Трухачевский без меня был еще раз, весь тон письма показался мне натянутым. Бешеный зверь ревности зарычал в своей конуре и хотел выскочить

Бросив все дела в уезде, Позднышев направляется на поезде домой.

Я был как зверь в клетке; то я вскакивал, подходил к окнам, то, шатаясь, начинал ходить, стараясь подогнать вагон;

 Нет ни фактов, ни доказательств, одна лишь паника, тревожно-злобный аффект. Что беспокоит Позднышева больше всего?

Ведь ужасно было то, что я признавал за собой несомненное, полное право над ее телом, как будто это было мое тело, и вместе с тем чувствовал, что владеть я этим телом не могу, что оно не мое и что она может распоряжаться им как хочет, а хочет распорядиться им не так, как я хочу.

Я не мог бы сказать, чего я хотел. Я хотел, чтоб она не желала того, что она должна желать.


Знал ли Позднышев, чего желала его жена? Конечно, нет. Он весь  во власти аффекта и аутистических фантазий, вообще не связанных с реальностью. На основании этих фантазий он принял решение; оставалось  привести его в исполнение

Позднышев врывается в дом и рассудочно, отдавая себе отчет в каждый момент, убивает жену, ударив ее в бок ножом.  Сам вызывает полицию. Все, что происходит после убийства, отмечено чувством равнодушия, даже скуки. Жена, истекая кровью, умирает в своей кровати, но Позднышев не ощущает ни боли, ни ужаса, ни вины. Лишь недоумение и непонимание, что же теперь делать. Игра окончена, цель достигнута. Невыносимая отдельность существования жены прекращена. Что дальше?

«Пойти к ней?» — задал я себе вопрос. И тотчас же ответил, что надо пойти к ней, что, вероятно, всегда так делается, что когда муж, как я, убил жену, то непременно надо идти к ней. «Если так делается, то надо идти, — сказал я себе. — Да если нужно будет, всегда успею», — подумал я о своем намерении застрелиться и пошел за нею. «Теперь будут фразы, гримасы, но я не поддамся им», — сказал я себе.

 Толстой живописует грубое моральное помешательство Позднышева:

— Подойди, подойди к ней, — говорила мне сестра.«Да, верно, она хочет покаяться», — подумал я. «Простить? Да, она умирает и можно простить ее», — думал я, стараясь быть великодушным.


Гений Толстого, развернувший перед читателем этот страшнейший именно в своей правдивости рассказ с таким красивым названием "Крейцерова соната", поражает и пугает.  Чтобы так написать, нужно это прочувствовать и пережить.

Гений и злодейство

Две вещи несовместные. Неправда:

А Бонаротти? или это сказка

Тупой бессмысленной толпы – и не был

Убийцею создатель Ватикана?

Фильм "Она" Пола Верхувена с Изабель Юппер



Фильм стоит посмотреть ради одной только НЕЕ, Изабель Юппер, которая в 63 года жжет так, что кровь из глаз. Как обычно, ледяная, отстраненная, ОНА с равнодушием встречает смерть матери, со злорадством - смерть отца, с досадой - эскапады сына, со скукой - притязания любовника, с раздражением - появление детородного возраста (sic!) подруги у бывшего мужа, с любопытством - изнасилование маньяком в маске в собственном доме. Немного оживляется на работе (она руководит компанией по производству компьютерных игр) в окружении молодых способных  мальчиков, но не слишком. Да и то - что ей хитрить и выкручивать - матери говорит, что та выглядит смешно со своим жиголо, сыну - что его ребенок не его, подруге, заподозрившей мужа в измене, - что изменяет муж с НЕЙ, а мужу этому - что он ей надоел. Все по чеснаку.
Великолепен ряд мужских персонажей. Отец - примерный католик и маньяк, убивший 27 детей, сидит в тюрьме, любовник - стареющий жеребец, муж - литератор, вечно сидящий на мели, сын - дурак,  оторви да брось, жиголо - он и в Африке жиголо, насильник - мужчина приятный во всех отношениях, но с неприятными  странностями.... ЕЙ приходится работать с тем, что есть, то есть с ними со всеми, и она неплохо справляется. Кстати, вот в этом есть очень здравая мысль:  героиня Юппер никого не ищет, берет тех, кто есть и не ждет от них чудес. Предыдущие поколения женщин, мне кажется, воспитывались на мифах и легендах о мужчинах, полных достоинств, огромного ума и силы. И бесконечно таких искали и находили. И бесконечно разочаровывались. Данная Верхувеном линейка мужских персонажей, а в особенности, отношение к ним Юппер, говорит об обратном:  вот такая вот пересортица, но это и есть жизнь. РАБОТАЕМ С ТЕМ КТО ЕСТЬ. В принципе, такой абсолют принятия всего, что происходит вокруг, ни жалоб, ни сожалений, ни даже недовольства. Никакой гиперреакции, она напоминает женщину, делающую уборку в своем шкафчике: это выброшу, это подальше положу, это сюда, то приготовила, завтра понадобится, а это отдала кому-то.
Немного странно, что такой антимужской фильм снял мужчина. Может, к старости что-то меняется в гендерном  восприятии.
Ну, а то, что Изабель Юппер способна на все и еще немного больше, и глаз от нее просто не отвести, мы и так все знаем. 
марина

Виктория Токарева

Великая, великая женщина! Сегодня выступала в филармонии. Было ощущение, что говорила только со мной.
Вот, здесь кое-что из ее выступления


Станцию любовь мы миновали. Когда женщина набирает года и не зависит так от мужчины, вот тут и начинается жизнь. 
Мы стали работать с Данелией. Я понравилась ему, и, в особенности, его маме: с маленьким ребенком, без вредных привычек. А то он работал с Ежовым, Шпаликовым и спивался вместе с ними. В "Афоне" я прописала женские персонажи.
А в "Осеннем марафоне" я сама была персонажем.
Я вышла замуж за москвича, которого знала до этого 2 дня. Я и сегодня замужем за ним.
Когда нужно было получить напутствие у маститых писателей, выяснилось, что все маститые в этот момент были в запое:
Твардовский, Нагибин, Светлов. Не в запое был только Симонов.

Моя внучка похожа на свекровь и когда вижу ее, понимаю какой на самом деле моя свекровь должна была быть. Что скорпионшей ее сделала жизнь.

Когда родился правнук, его назвали Илья, мой внук назвал его в честь брата Петра Тодоровского. И Петр Ефимович, узнав об этом сказал: а почему я не назвал сына Ильей? Назвал Валерием. Что такое Валерий? Тьфу..
Записка: "Можно ли избавиться от эмоциональной зависимости от мужчины ? Очень надоело."
Ответ: Можно, если выйти замуж за принца Чарлза. Он стильный, красивый, прекрасно воспитанный. И если вы найдете такого мужчину и выйдете за него замуж и счастливо, это то же самое что старость. 

Нагибин и Симонов, выражаясь современным языком, были метросексуалы, тщательно следили за своим видом. Нагибин находился в редколлегии журнала "Наш современник". А там были сплошные писатели - Деревенщики, антисемиты.
Нагибин рассказывал, как они раздеваются: как капуста. Сначала шарф, потом пальто, шапка, свитер, жилетка, еще свитер...Все, что было в деревне, на себя надевали...
Я люблю Астафьева. Он талантливый. Но в целом с деревенщиками - что показало время? Их литература сегодня не нужна никому. Вся эта шелупонь.

Они подозревали Нагибина: не еврей ли? Во- первых, Эдуардович, во-вторых, хорошо живет, в-третьих язык подвешен. Он был полукровка. 
Полукровки это вся русская литература XX века. И мужская и женская.  Почему? Потому что пельмени из двух сортов мяса вкуснее. 
Был как-то праздник у Нагибина. Он был женат тогда на Ахмадуллиной. За столом сидели 6 его предыдущих жен, собака таскала бутерброды со стола. И никто не говорил собаке уйди, а женам: идите отсюда. Я училась свободе. В моей семье всегда было "хоть и без юбки, но все прилично". Никаких вторых- третьих жен...

(no subject)

Болею мерзейшим вирусом, весь день проспала, к вечеру проснулась и вот. Не могу молчать. Пришло время сказать ЭТО.
Признаться в любви к книгам и личности Марии Ивановны Арбатовой. (ой, ох, больно, не надо, ладно, хорошо, ай, пустите)
Все понимаю. Огненное безумие. Неадекват. Идиотизм. Эпатаж. Согласна. Но.
Раз 10 перечитывала ее роман "Семилетка поиска". 2 тома. Если вы не читали, я сейчас быстренько перескажу, спать-то не хочется.
Главная героиня, блестящая журналистка лет 45-ти (это прообраз автора, как нетрудно догадаться), переживает очередной, третий по счету, развод. В этот раз причина - не алкоголизм мужа и не измена (хотя и то и другое присутствует, но не в такой степени как это случалось в предыдущих браках). Причина - желание изменить свою жизнь и найти наконец уже НАСТОЯЩУЮ любовь. Антиподом героине служит ее коллега и подруга - верная жена и мать, пестующая своего инфантильного мужа и взрослых инфантильных детей. В беседах с подругой героиня подробно излагает свое CREDO, про то, как нужно любить себя, что означает позволять себе практически все что хочется иначе нафига жить.
Приняв окончательное решение о разводе, героиня в течение пары недель заводит (или реанимирует) 4 (четыре) романа: с модным врачом, блестящим дипломатом, телезвездой и видным политиком. Первые двое сразу делают ей предложение руки и сердца, но ей с них смешно, ибо для нее это все равно что отличнице остаться на второй год, настолько она чувствует свое превосходство над ними во всех отношениях. Третий вскоре падает ниц к ее ногам, но и ему она лишь смеется в ответ. Четвертый наиболее положителен в ее рассказе, но она к нему, увы, скоро теряет интерес, несмотря на огромные перспективы, что сулят ей эти отношения. Она также отказывается от высокооплачиваемых должностей, которые предлагают ей и политик, и телезвезда, потому что ей ТАКАЯ работа не интересна; вместо этого прикидывает, как бы исхитриться и к новому году скопить на холодильник.
При этом героиня внешне - среднестатистическая 45-летняя российская женщина 10-летней давности, с лишним весом, стоптанными
каблуками (машины нет, бегает по холоду пешком), довольно экстравагантным, если не сказать, идиотским,  гардеробом, не утруждающая себя обращениями за профессиональным уходом за лицом и телом. Еще на борту имеется неудачная дочь, с которой она в воспитательных целях подробно обсуждает свои взаимоотношения с мужчинами.
разочаровавшись быстро в имеющихся кавалерах, она в интернете знакомится с молодым бизнесменом плейбоем, который, увидев ее, естественно, тут же теряет голову и начинает за нее биться. Не тратя много времени на шефскую работу с ним (для нее он еще ребенок), после нескольких страстных ночей она идет по жизни дальше, оставляя несчастного в слезах и соплях.
В результате-таки она знакомится и влюбяется (сцепка острейшими углами сценарных проблем, так это звучит на ее языке) в кинорежиссера - неудачника, но и тут все не гладко, но второй том книжки на этом неожиданно заканчивается. С таким же успехом можно было оборвать повествование на 200 стр. раньше, или приписать еще пару томов. Композиция романа, форма - за гранью совершенства. Десятая часть текста отдана диалогам в ISQ, еще столько же - монологам психолога, объясняющего  героине ее ключевые проблемы (особенно вставляет абзац о смысле жизни, да, а что вы думали?) плюс чистка мозгов "правильной" подруге, а главное - зубодробильные объяснения, которые она дает мужчинам в стиле "два плюс два". Это, знаете,  чтоб я был такой умный как моя жена потом.  Причем героиню зовут Елена, именно, даже не Лена, а Елена, а у мужчин в романе имен нет, сплошь красноречивые бутафорские фамилии: Муркин, Зябликов, Патронов и пр., ясно указывающие на место, которое может занимать подобный персонаж в жизни уважающей себя женщины.
А еще она ненавидит своих престарелых родителей и все, что ей для них приходится делать. Как настоящий взрослый человек, она понимает, что они, козлы, виноваты во всех ее проблемах
В общем, потрясающая вещь, жизнеутверждающая, вдохновляющая, позитивная, правдивая и яркая. Рекомендую. Одна из самых удивительных книг на свете.