Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

"Крейцерова соната" Льва Толстого. Клинико-психологический разбор личности жѢноубийцы, часть первая




Позднышев, главный герой повести, человек, убивший жену, сам вызвавший полицию и отделавшийся всего 11 месяцами тюремного заключения, рассказывает о том, что произошло в его жизни. Итак, что же мы можем о нем узнать из его собственных слов? Позднышев достаточно богат, чтобы вести образ жизни, приличный человеку его круга. О семье, родственниках и детских годах героя сведений нет.

  • С юности  фиксировал болезненное внимание на сексуальной сфере жизни. Боялся стать блудником, что, в его понимании "подобно состоянию морфиниста, пьяницы, курильщка";

  • Мысли о женитьбе были окрашены чувствами своей испорченности, вины, "я гваздался в гнезде разврата".  Главным критерием оценки будущей невесты для героя  была ее "чистота": "многих я забраковывал именно потому, что они были недостаточно чисты для меня". Переживал, что девушки не подозревают, насколько распутны мужчины:  "  [в романах] ничего не пишется о том, что было с героем, прежде; ни слова о его посещениях домов, о горничных, кузарках, чужих женах"

  • Постоянно навязчиво философствует о причинах "разврата", ищет их в рационе питания, излишнем и провоцирующим "возбуждение, чувственные эксцессы".

  • Природу своей влюбленности в будущую жену трактует в приземленно-физиологическом ключе: " тотчас же получается возбуждение, которое, проходя через призму нашей искусственной жизни, выразится влюбленьем самой чистой воды, иногда даже платоническим. И я влюбился, как все влюбляются."

  • Высказывает идеи (доходящие до уровня бреда) власти женщин над мужчинами, их опасность для мужчин, страх перед  женскими нарядами:  и хочется крикнуть полицейского, звать защиту против опасности, потребовать того, чтобы убрали, устранили опасный предмет.


Эти данные  позволяют говорить о формировании бредовой настройки. Это еще не бред, но очевидный определенный неконтролируемый  страх,  настороженность и убежденность в опасности, исходящей от женщин.

В период ухаживания за будущей женой проявляется дисгармоничность их отношений:  "Без стыда теперь не могу вспомнить это время жениховства! Какая гадость! Ведь подразумевается любовь духовная, а не чувственная. Ну, если любовь духовная, духовное общение, то словами, разговорами, беседами должно бы выразиться это духовное общение. Ничего же этого не было. Говорить бывало, когда мы останемся одни, ужасно трудно. Какая-то это была сизифова работа. Только выдумаешь, что сказать, скажешь, опять надо молчать, придумывать"

Позднышев женится на достойной девушке своего круга, дочери обедневшего дворянина, в которую влюблен. На четвертый день после свадьбы жена стала упрекать Позднышева  "в эгоизме и жестокости", в том, что он ее не любит.  Лицо жены выражало "полнейшую холодность и враждебность, ненависть".  Позднышев с ужасом понимает, что попал в ловушку, женитьба не принесла счастья, а наоборот, принесла  "нечто очень тяжелое" .

Интересно, что произошло в эти четыре дня? Каким образом Позднышев умудрился вызвать в девушке такую ненависть? Толстой об этом умалчивает.

Свое отношение к жене в первый период их брака Позднышев описывате как циклическое. Описание Толстым этой цикличности по достоинству  оценили бы  психиатры: Период любви — период злобы; энергический период любви — длинный период злобы, более слабое проявление любви — короткий период злобы. 
Описание так же подходит и под известный паттерн характерных для отношений с нарциссом "качелей" .

Здесь же впервые возникает идея ревности - на этот раз, к врачам, которые наблюдали жену в период ее беременностей и после родов и "цинически раздевали и ощупывали ее везде, за что я должен был их благодарить и платить им деньги"
Мотив ревности не осознается Позднышевым  как патологический. Вообще критики к своим суждениям, чувствам и убеждениям у Позднышева нет. Все, что приходит ему в голову, минуя фазы мысленных контрастных рассуждений, воспринимается как истинное, верное.

Забегая вперед, мы так и не понимаем, раскаивается ли Позднышев в убийстве своей жены, или во всем себя оправдывает.

За 8 лет жена рожает Позднышеву пятерых детей.  Периоды между беременностями жены представляются для Позднышева критическими. Он боится, что ничто уже ей не помешает предаться чувственности с другими мужчинами, и он не сможет за этим ни уследить, ни противостоять. Подозрительность в отношении жены, несмотря на отсутствие каких-либо оснований (жена проводила дни дома, занимаясь  детьми), начинает нарастать с каждым днем.

Здесь уже можно говорить о ходе мыслей Позднышева, позволяющем назвать его паранойальным психопатом с его убеждениями о правильном и неправильном и готовности за эти убеждения бороться.

Родив пятерых детей, жена принимает решение больше не рожать.  Это повергает Позднышева в ужас. Он так описывает жену в этот период: Она была во всей силе тридцатилетней нерожающей, раскормленной и раздраженной женщины. Вид ее наводил беспокойство. Она была как застоявшаяся, раскормленная запряженная лошадь, с которой сняли узду. Узды не было никакой, как нет никакой у 0,99 наших женщин. И я чувствовал это, и мне было страшно.

Взаимоотношения Позднышева и жены претерпевают изменения: между нами было та страшная пучина, о которой я вам говорил, то страшное напряжение взаимной ненависти друг к другу, при которой первого повода было достаточно для произведения кризиса. Ссоры между нами становились в последнее время чем-то страшным и были особенно поразительны, сменяясь тоже напряженной животной страстностью.
Я ведь, (...)  был несколько раз на краю самоубийства, а она тоже отравлялась.


Пожалуй, ни одна работа психологов на тему созависимости не передает ее сущности так ярко, как эти описания Толстого, поражающие своей точностью.

Окончание здесь

сегодня, 3 июля, ДР Карлоса Клайбера

Итак, 3 июля 1930 года в Берлине в семье дирижера Эриха Клайбера родился мальчик. Те, кто знал семью, считали, что отцом Карла Людвига был Альбан Берг, с которым в те годы Эрих Клайбер трудился над постановкой "Воццека". Какая насмешка судьбы - Эрих Клайбер, его жена Рут и Альбан Берг словно примерили на себя роли Воццека, Марии и тамбурмажора. В действительности все было не так. Семья Эриха Клайбера оставалась дружной, однако дружили они немножко против сына эта деталь биографии проливает свет и на природу сверхестественной одаренности и социопатии Карлоса, и на нелюбовь к нему отца, и заодно матери.
Две вышедшие биографические книги о Карлосе Клайбере упоминают этот факт и отрицают его, но посмотрим на фотографии


collage_photocat

Белла Давидович и ее книга



Чувство уважения, возникшее после концерта Беллы Давидович, на котором я была у нас в конце 90-х(памяти Арвида Янсонса, дирижировал Марис Янсонс, она играла Концерт Шумана), возросло по прочтении книги. Человек - это стиль. В огромной степени это относится к Давидович. Если попытаться определить одним словом этот стиль, то слово это будет "рационализм".
Как красиво и полезно, а, главное, удобно дружить со своей головой, показывает нам своим примером Белла Давидович.
Жизнь ее не была легкой и приятной: счастливое детство в Баку в дружной обеспеченной семье было прервано войной. Затем переезд ее, а после смерти отца, ее матери и сестры в Москву, замужество и ранняя смерть от рака мужа, Юлиана Ситковецкого. В 29 лет, после года умирания ее любимого мужа она осталась вдовой с трехлетним сыном на руках. Пишет об этом скупо, мужественно.
Всю жизнь она оставалась одна, без конца работала, ездила на гастроли, преподавала. Сына помогали растить ее мама и няня, а также Ситковецкие; он стал играть на скрипке, занимался у Глезаровой, которая, по неофициальным источникам, доводила до слез всю семью - и его, и маму, и няню. В общем, тоже нелегкий такой хлеб.

Затем переезд в Америку. Она пишет, что круг общения сына был таков, что влиял на него в этом плане и он хотел добиваться всего своими силами, "не прикрываясь авторитетом родителей". Здесь она, я думаю, конечно, лукавит. Такое решение было принято от того, что Дмитрию было уже 20, и на него ставку в Москве не делали. То есть не было и не предвиделось первых премий, а без них - и той карьеры, к которой его вела семья в первую очередь. И тут - внимание - вот что значит понимать, что делаешь. Моментально сориентировались, рискнули, собрались всей семьей и уехали. От налаженной жизни, карьеры, прекрасной квартиры у Парка Горького. Белле Давидович было 50 и она не питала иллюзий по поводу того, как сложно будет начинать все заново. Но интересы сына были на первом месте. Там, в Америке был Стерн, который в память о Юлиане Ситковецком был готов помогать Дмитрию и тд и вообще концентрация молодых скрипачей на кв метр площади в Нью Йорке была тогда сильно ниже чем в Москве.

Мой восторг и восхищение вызвал ее скромный рассказ о том, как она уезжала. Чтобы избежать всяких проблем на таможне, она взяла вещей по минимуму. Например, можно было две шубы, она брала одну и тд. И на границе никто ей и слова не сказал. Какая мудрость в этом маленьком эпизоде, если вдуматься. Но, во-первых, она уже много раз бывала заграницей и понимала, что шмотки тащить смысла нет. ВО-вторых, то, что ей хотелось взять с собой, но было нельзя (дорогой сервиз, который она получила в подарок в Польше, когда победила в Шопеновском конкурсе), теперь, как она лукаво замечает, стоит у нее дома. Человек это стиль.

И главное - она была хорошей пианисткой. С небольшим, но отборным репертуаром, который она играла очень и очень неплохо. Никогда не скучно, кстати, было ее слушать. Билеты на ее концерты всегда хорошо продавались.

Теперь она очень старенькая. Живет одна в Нью-Йорке, сын с семьей в Лондоне, внучка не говорит по-русски. Конечно, ей скучно и грустно. Но она каждый день гуляет и вспоминает прошлое - в районе, где она живет, есть парк.

В общем,она может служить примером для подражания
марина

Виктория Токарева

Великая, великая женщина! Сегодня выступала в филармонии. Было ощущение, что говорила только со мной.
Вот, здесь кое-что из ее выступления


Станцию любовь мы миновали. Когда женщина набирает года и не зависит так от мужчины, вот тут и начинается жизнь. 
Мы стали работать с Данелией. Я понравилась ему, и, в особенности, его маме: с маленьким ребенком, без вредных привычек. А то он работал с Ежовым, Шпаликовым и спивался вместе с ними. В "Афоне" я прописала женские персонажи.
А в "Осеннем марафоне" я сама была персонажем.
Я вышла замуж за москвича, которого знала до этого 2 дня. Я и сегодня замужем за ним.
Когда нужно было получить напутствие у маститых писателей, выяснилось, что все маститые в этот момент были в запое:
Твардовский, Нагибин, Светлов. Не в запое был только Симонов.

Моя внучка похожа на свекровь и когда вижу ее, понимаю какой на самом деле моя свекровь должна была быть. Что скорпионшей ее сделала жизнь.

Когда родился правнук, его назвали Илья, мой внук назвал его в честь брата Петра Тодоровского. И Петр Ефимович, узнав об этом сказал: а почему я не назвал сына Ильей? Назвал Валерием. Что такое Валерий? Тьфу..
Записка: "Можно ли избавиться от эмоциональной зависимости от мужчины ? Очень надоело."
Ответ: Можно, если выйти замуж за принца Чарлза. Он стильный, красивый, прекрасно воспитанный. И если вы найдете такого мужчину и выйдете за него замуж и счастливо, это то же самое что старость. 

Нагибин и Симонов, выражаясь современным языком, были метросексуалы, тщательно следили за своим видом. Нагибин находился в редколлегии журнала "Наш современник". А там были сплошные писатели - Деревенщики, антисемиты.
Нагибин рассказывал, как они раздеваются: как капуста. Сначала шарф, потом пальто, шапка, свитер, жилетка, еще свитер...Все, что было в деревне, на себя надевали...
Я люблю Астафьева. Он талантливый. Но в целом с деревенщиками - что показало время? Их литература сегодня не нужна никому. Вся эта шелупонь.

Они подозревали Нагибина: не еврей ли? Во- первых, Эдуардович, во-вторых, хорошо живет, в-третьих язык подвешен. Он был полукровка. 
Полукровки это вся русская литература XX века. И мужская и женская.  Почему? Потому что пельмени из двух сортов мяса вкуснее. 
Был как-то праздник у Нагибина. Он был женат тогда на Ахмадуллиной. За столом сидели 6 его предыдущих жен, собака таскала бутерброды со стола. И никто не говорил собаке уйди, а женам: идите отсюда. Я училась свободе. В моей семье всегда было "хоть и без юбки, но все прилично". Никаких вторых- третьих жен...

(no subject)

и еще тревожная новость. Мой другhe_shire_zada
взяла и удалила свой журнал. Я очень за нее тревожусь, так как она боролась с болезнью, и, несмотря ни на что, публиковала репродукции чудесных картин, рассказывала истории (реальные или выдуманные - кто знает) из своей жизни, рассказывала о семье, в общем, вела замечательно интересный журнал. Всегда очень дружелюбно и тонко комментировала, ее читало много друзей, и все мы сейчас очень волнуемся. Недавно она отключила комментарии - объяснила, что тяжело отвечать. Наташа, вернись. Ты нам нужна

(no subject)

когда я училась в консерватории....
две моих подруги-скрипачки занимались у профессора М. Профессор М. был пожилой лысый толстый мужчина с большими глазами, все время полуприкрытыми; по большей части он спал. Его хватало на то, чтобы сказать "Здрасьте", затем он садился в кресло, ученик начинал громко играть Адажио Баха и М. тут же засыпал. На последнем такте он однако просыпался и начинал делать замечания в стиле "фальшиво и не ритмично".
В молодости, говорили, он был ангелоподобным красавцем, и были еще те, кто слышал, как он играл Концерт Мендельсона - у кого-то дома даже хранилась пластинка с его записью, - говорят, это было "что-то невереятное". Ввиду этих обстоятельств, как гласило предание, он был окручен женщиной много старше, "старой, хромой и страшной", которая каждый раз, когда он порывался от нее уйти, начинала биться в конвульсиях и бить об пол клюкой. Чем все это кончилось - Б-г весть, но затем он женился вторым браком на пышной блондинке пианистке и время от времени давал с ней концерты - ярко и мучительно. Жена была музыкантом, а не кухаркой, поэтому бытовые обстоятельства жизни М. оставляли, что называется,  желать....У М. был друг-соперник с юношеских лет, поджарый, сухой маленький профессор О. Такими талантами как М., О. в молодости не блистал, брал характером, такой бойцовый был хомяк. Жена О., напротив, было идеальной домохозяйкой, и после редких посещений образцового дома О., у М, по причине расстройства случались инсульты.
Однако вернемся в класс, где преподает М. Это класс номер 25, имени Леопольда Ауэра, помнящий Яшу Хейфеца, Мирона Полякина, Михаила Ваймана и всех остальных.
Заходим в этот класс с моей подругой Сусанной на урок к М,, я ей  аккомпанирую по дружбе. Она впервые играет своему учителю  какой-то набор пьес
за секунду до конца М. просыпается и говорит:
- Ну что Сусанна, не плохо Сусанна. Но надо еще поработать. Там, в середине, ты знаешь.
- Да, - кротко отвечает Сусанна. - Я знаю. А можно я запишусь на академический концерт?
- на концерт? А не рано? Там еще много работы
- Я сделаю, я успею.
- Ну хорошо. А когда ты хочешь играть?
- Затра.
- Завтра?
- Я позанимаюсь.
- Ну не знаю...., - М. разводит руками, мол, делайте, что хотите.

Зато студентки в классе М. как-то лихо на 3-м курсе одна за другой выскакивали замуж. М. это тихо по-еврейски  поощрял, видно не очень верил в блестящее профессиональное  будущее своих учениц. Его приглашали на свадьбу, он обычно приходил со своей пышной женой.
- Таня замужем, Люба тоже, у Оли скоро свадьба. А за Наташу я уже волнуюсь... Все-таки пятый курс, а она так и не обслужена... -  прикидывал  он на следующий день в классе, устраиваясь поудобнее, пока очередная ученица доставала свою скрипку.

продолжение

В том, как 50-летняя Патти (Франзен, Свобода) описывает свое детство и юность, семью, в которой росла, - в этом есть такой стеб и презрение....мама, метущая хвостом по партийным конференциям и голосованиям, полная непонятных политических амбиций, папа, защищающий бесплатно в суде эмигрантов, перемигивающийся с судьей, типо, ты ж понимаешь, что это за идиот (речь о подзащитном), а затем дома как анекдот рассказывающий суть дела, как Мигель пришел убить Хуана, но перепутал и убил Энрике. Такие милые шуточки за ужином. Особое значение мать придавала развитию творческих способностей детей (это, мне кажется, типично для нашего поколения, или мне только кажется?), и из всех выделяла сестру, которая играла в школьном театре. Вот из нее-то и вырос непризнанный гений, единственный в романе персонаж, который действительно противен и автору,и читателям.
Семья Уолтера - это просто хоррор. Он швед по отцовской линии. А у шведов, похоже какие-то безумные морально-нравственные семейные терки, судя даже по тому, что снимает нам Бергман. Ужасающие семейные сценарии, переходящие от отца к сыну, кошмарные братья и тд. В общем, полный мрак. Не лучше и соседние с Уолтером и Патти семьи. Особенно мне понравилась в конце история про Линду - баптистку, злую как мегера, такой специфической "религиозной" злостью, основанной на том, что я живу правильно, в отличие от вас, поэтому давайте, стройтесь, а не хотите - вот вам прямо  в глаз.
В общем, автор не питает иллюзий и не имеет розовых очков; люди несовершенны. И этим он близок и понятен. Настоящим чудом на этом фоне выглядят добрые чувства и искренние порывы. Как цветок, пробившийся на скале.

(no subject)

Пару лет назад познакомилась на работе с пианистом Андреем Гавриловым, который играл концерт, сделала интервью. Гаврилов нес что-то несусветное по силе бредовости, хотел общаться, говорить, тусить, знакомиться... отчего-то было его жаль... С ним приехала девушка лет примерно 18-ти (чтоб его не подставлять), китаянка, кажется. Не представляю, что их может связывать. Любовь к музыке, наверное.
Гаврилов, "Гаврик", как называли его в Москве, был легендой, "золотым мальчиком" советского пианизма на излете 70-х.
Стихийное дарование, мощь, сила, мужественность, бешеный темперамент, а главное - бьющая через край жажда жизни, та самая жажда, что до добра не доводит, но притягивает как магнит, засасывает в воронку.... Таинственные отношения с Рихтером, знакомство и близость к семье тогдашнего генсека Брежнева, связи с КГБ, еще что-то, короче, как я это для себя называю, через него проходило время, билось, пульсировало в его крови и его игре. Этот "Венский карнавал", что он играл в два раза быстрее чем все, и гениально...
Потом он сбежал из Союза, как будет сбегать в дальнейшем отовсюду, не знаю почему, можно долго рассуждать, но неохота. Довольно скоро перестал работать как нужно, а дальше по схеме - сначала это услыхали его друзья, затем враги, короче, жизнь ему отмерена была в искусстве до обидного короткая. А может, такое по определению долго не живет. Слушала его с Гольбдерг вариациями лет 15 тому назад. Играл уже плоховато, но местами еще прорезался его дар, его энергия и сила. Стал как-то скандально выступать с воспоминаниями, в Москве его на дух не переносят, Гутман говорит, что он сумасшедший, безумный, ну чтоб не называть его совсем уж грубыми словами, думаю.
Короче, к чему я. На днях зафрендилась с ним в фейсбуке, и нашла у него на странице ролик 12 этюдов Шопена ,
Гаврилову лет 20. Блин, ну офигеть можно. "Жизнь моя, иль ты приснилась мне / Словно я весенней гулкой ранью / Проскакал на розовом коне..."
В этом, очевидно, и была его миссия. она давно выполнена, а он живет и должен что-то делать. как чемпион, у которого все позади, и надо каждый день ходить на работу; как человек, потерявший семью, и каждое утро просыпающийся никому не нужный....
Он пытается сопротивляться, хулиганит, привлекая к себе внимание, создает инфоповоды, вроде этой автобиографической книжки, что вышла на русском на английском. что ж. судьба человека.

(no subject)

В 1978 на Ленфильме Аян Шахмалиевой был снят фильм "Дети как дети"
В 2010 в Голливуде Лизой Холоденко был снят фильм "Детки в порядке"

В первом фильме фишка в том, что дочь бывшей жены (Терехова) Калягина знакомится с сыном нынешней его жены (Роговцева), и, несмотря на обстоятельства, препятствующие, вроде, их дружбе (непрошедшая любовь Тереховой к Калягину, непрощенный его уход к другой) становятся необходимы друг другу и родственны. А в конце всех героев ждет еще одна драма: Терехова в своих метаниях надумала свалить подальше от всего, и увозит с собой дочку.
В этом фильме я верю каждому слову.

Во втором фильме фишка в том, что случайный мужчина (Руффало), донор спермы, которой были зачаты двое детей гей-пары (Аннет Бенинг и Дж. Мур), знакомится с выросшими детьми по их инициативе, а позже и с мамами. Увлекается той, что поженственней (Мур, ессссно), и чуть не разрушает семью. Но все кончается хорошо, в отличие от первого случая, справедливость торжествует: не лезь в семью, грозят ему объединившиеся перед лицом угрозы члены семьи. Ух.
здесь я не верю ничему. Ни разу.